Вы здесь

Анна: цитаты, фразы и крылатые выражения персонажа

Ты смотришь на меня так, будто я нуждаюсь в тебе, чтобы ты дополнял меня, как будто я пустой сосуд. Я тоже тебя люблю.

Cafe del Mar в прежнем виде уже не существует, но солнце продолжает заходить. Я упала с далекой звезды. Вернулась из-за любви. Нужно было пройти через ошибки, глупости, поступки, чтобы прийти к тому, что более всего ценно — это солнце на щеках. Музыка, тишина, смех, улыбка, смущение, тепло твоей руки.

Я была истеричной и нервной. Постепенно успокаивалась, шли годы, я научилась понимать себя, но истинное счастье нашла как-то незаметно. Так бывает — ищешь всю жизнь, а когда находишь, то не сразу это замечаешь.

Вся моя жизнь в беспорядке, я только делаю вид, что всё хорошо, а на деле ничего хорошего. Я снова начинала ненавидеть себя. Это присуще мне в «плохие времена». Чтобы не перечеркнуть то хорошее, что успела узнать о себе и о людях, я спряталась под одеяло и уставилась в телевизор.

Я шантажировала сексом с другими мужчинами. В тот момент я готова была на панель пойти, лишь бы причинить ему неудобство.

Философы ходили за мудростью в народ. Когда-то в юности я решила последовать их примеру, а заодно и поставить на место своих, что называется, внутренних демонов. Что-то получилось, что-то нет. Я мыла полы в медицинском учреждении, заодно наблюдала за жизнью врачей, пациентов. Потом я продавала музыкальные диски в магазине. Это было очень романтическое время...

Депрессивные люди думают о том, каково это — быть некрасивым, толстым, неудачливым, больным, брошенным. Это как осколки разбитой бутылки. Они вертят в руках то один, то другой, то сразу несколько и не замечают, как режутся. И даже не откладывают рассмотренные отдельно от остальных, а постоянно к ним возвращаются. Один осколок — война, другой — боль от измены, третий — несчастный случай. Закономерно, что к ним приходит один вывод — все бесполезно, ты не можешь изменить мир, он все так же будет несправедлив, так какой смысл в том, чтобы вставать из постели, принимать душ, завтракать...

Ручной труд, работа уборщицей, продавщицей, спорт — многое мне дали, но помогали в большей степени ощущением новизны. А потом я подумала, что можно попробовать помочь другим. Или хотя бы выслушать и проверить, правда ли суицид, депрессия, тоска — это просто эгоизм, нежелание взять себя в руки.

Если ты не знаешь, что делать с собой, ничего хорошего не получится. Я тоже сначала не знала, но, по крайней мере, старалась не делать того, за что будет стыдно. Если смотреть сверху, если смотреть в развитии, — картина вещей становится яснее и четче. Мы сами строим свой мир.

Жизнь продолжается, она не течет сквозь пальцы, но то, что было вчера, необязательно будет завтра. Друзья перестают общаться, пары, которых считали идеальными, распадаются, чьи-то дела и жизни уходят в небытие. В этом нет трагедии. Жизнь продолжается, нужно продолжать жить. Когда-нибудь она закончится для каждого — человека, любви, вещи. Но это не будет означать, что их не было. Если ты помнишь такое небо, которое сейчас над Испанией, значит как минимум это момент счастья. И то, насколько долго проживет любовь, зависит и от того, насколько хорошо ты помнишь эти моменты.

Буду писать себе планы — к такому-то возрасту хочу быть тем, иметь это, быть с тем-то. Надо все продумывать и прописывать. Я должна что-то грандиозное сделать в своей жизни, из своей жизни, успеть за свою жизнь. Чем раньше начнешь, тем больше шансов. Мне 13 лет — это уже самое время. Я уже должна понимать, кем хочу стать и что для этого нужно сделать. В 15 я должна иметь готовые достижения. В 16 — начать получать соответствующее образование. Итого: в 20 я образованна и имею много чего за душой.

13 лет. Я всегда старательно подвожу глаза. Густо и внушительно. Крашу ногти темно-синим или черным лаком. Мне хочется туда, где жизнь. Самое страшное — не состояться. Прожить свою жизнь кое-как.

— Минуточку. Бог или есть, или Его нет. — Для кого-то есть, для кого-то нет. В зависимости от категории, к которой относится человек. — И много их, этих категорий? — Всего две. Есть люди, которым хочется всё понимать. И есть люди, которым понимать не хочется, а хочется верить. Верить можно лишь в то, что понять невозможно. Понимать можно лишь то, что не требует веры. — Я, очевидно, принадлежу к первой категории. Стало быть, мне Бог не нужен? — уточнила Анна. — Стало быть, так.

Главный женский афродизиак — чувствовать себя объектом вожделения. Женщине очень важно быть желанной, возбуждающей страсть. У мужчины наоборот: ему нужно желать и добиваться.

— Вам тоже нравится?
— Да… Она дает мне силы жить.

— Выпьем за Олега, за его мужское благородство. В наше время от здоровых уходят. Взять, к примеру, моего Лёнчика. Ромео... Говно на лопате.
— Не надо, нет такого слова.
— Как это? Дерьмо есть, а слова нет?

— Земля сейчас, если смотреть из космоса, имеет нехорошую бурую ауру. Много крови, много зла. Надо чистить Землю.
— Каким образом?
— Не говорить плохих слов, не допускать плохих мыслей и не совершать дурных поступков.
— И всё?
— И всё! Человек — маленькая электростанция. Он может вырабатывать добро, а может зло.

Люди всегда одиноки в своём несчастье.

— У тебя была свекровь. Ты её любила?
— Терпела.
— Вот и тебя терпят. Закон бумеранга. Как ты, так и к тебе.

А мой муж умер. В проходной своего института. Утром ушёл на работу, а через час позвонили. Лежал будто спал. Он, кажется, и не заметил, что умер.

Есть посуда – есть проблемы, нет посуды – нет проблем!

Женщина должна быть красивой, любимой и счастливой а больше она никому ничего не должна.

Ты такой же, как все, Генрих. Мы все одинаковые. Только в разных вариантах – с разными телами, разными словами. Как насекомые. Как мясо.

Та часть, та «Я», которая совершила ужасный поступок – для меня как сестра, которую я случайно встретила на улице: «Здравствуй, сестра!» Как будто во мне две сестры: Вераи Случай. И моя Вера, моя Вера не может исключить Случай. Но Случай не может объяснить Веру. Вера не позволяет мне надеяться на Случай. А Случай даёт мне слишком мало Веры. Я читала где-то, что частная жизнь – это сцена, где мое «Я» играет множество ролей. И он одним «Я» не исчерпывается. И я их все играю… Я страдаю, верю, существую, и я знаю, что есть еще третий выход. Рак или безумие? Только рак и безумие искажают реальность. А этот, третий выход, он все пронизывает…

— Ты насчёт его ветрености?
— Анька, это называется не «ветреность», это называется «блядство»!

Итак, я хочу выпить за Иванушку, который оказался вовсе не дурачком, а электриком-рационализатором.

— Сказка. В некотором царстве, в некотором государстве жили-были Анютка-прекрасная...
— И Иван-дурак.
— Жили они, поживали, друг о друге ничего не знали. И вот однажды, в один прекрасный весенний день, когда солнышко, расковыряв облака, радостно светило людям, они встретились. И Анютка-прекрасная затрепетала всем телом.
— Неправда. Сначала я даже не обратила на тебя внимания.
— Но когда глаза их встретились, она, уняв весь свой телесный трепет, поняла, что это и есть тот самый суженый, которого она ждала все свои 20 с лишним лет.
— Ну а Иванушка?
— А Иванушка, Иванушка был таким дураком, что уже через 2 дня предложил ей руку, ногу, сердце, печень, селезёнку. И Анютка согласилась. Но так как происходили они из древних славянских племён вятичей и северян, имевших обычай жить зверьми в лесу, сквернословить перед отцами и женщинами и жить друг с другом без совершения обряда, в ЗАГС они не пошли, а поселились в этих палатах белокаменных с позволения доброй старушки Зинаиды Гавриловны. И стали жить-поживать и добра наживать.
— Сожительствовать, проще говоря.

— Хотелось бы приобщиться к всеобщему ликованию.
— Ммм, и в воздух чепчик побросать?

Я очень люблю зиму. Темнеет быстро: в шесть часов уже ночь. Но дождь вместо снега... Ты с погодой ничего не делал? Жаль, луны не видно.

— Половина людей думает, что из их отношений ничего не выйдет, а другая верит в магию. И это как война.

Еврейские девушки не могут быть красивыми. Они могут быть милыми, интересными, но не красивыми.

У людей хорошо получается выражать одни эмоции, но вести себя совсем по-другому.

Каждый раз, когда твое лицо менялось и, знаешь... Знаешь, что я поняла? Для меня было бы неважно, как ты выглядел каждое утро, если бы я любила тебя.

— Глядя на мужчину, на что вы смотрите, кроме лица, когда впервые видите человека?
— Мы с подружками смотрим на их задницы.
— Мда... на что там еще смотреть?!

Это означает, что у меня нет груди, зато, к счастью, толстый зад!

Не надо слепо верить всему, что говорят другие, а уж кому точно всегда нельзя верить, так это взрослым. Особенно когда они говорят, что в 10 лет по-настоящему влюбиться невозможно. Ещё как возможно!

Иногда я думаю, может, мы живем с тобой в одном городе, а я об этом не знаю... Может быть, ты здесь, совсем рядом... Слышишь ли ты мой голос?

Я изучаю время. Ту самую штуку, из-за которой все происходит не сразу.

— Без тебя нет жизни.
— Не спеши. Мне надо привыкнуть. Я так часто говорила с тобой в мыслях! Как же странно говорить с тобой на самом деле... Мне нужно время, Немо. В 15 лет, когда мы расстались, я поклялась, что никого не полюблю. Ни к кому не привяжусь. Нигде не осяду. Ничего не возьму для себя. Я решила, что буду только притворяться живой. Этого момента я ждала всю свою жизнь. Отказывалась от других жизней ради одной-единственной жизни с тобой. Но я отвыкла, ты понимаешь? От любви. Я боюсь опять тебя потерять. Боюсь снова начать жить без тебя. Я в ужасе от этой мысли. Нам нужно время.

— Вы, мужчины, живёте так, как вы хотите. Вы делаете всё так, как вы хотите, не опасаясь никаких последствий, а потом, если приспичит, сваливаете всё на какие-то душевные порывы, на дух первооткрывателей. Свободы им, видите ли, не хватает. Да это нам свободы не хватает, потому что это мы сидим и ждём вас, как дуры, постоянно.
— Слушайте, ну вы сами заставляете нас такими быть!
— Так это мы виноваты? Ну извините нас, пожалуйста, за то, что мы такие дуры, такие злобные, делаем из вас, из мужчин, лицемеров, врунов.
— Всё правильно, вы так и делаете! Вы берёте наши слова и переворачиваете с ног на голову.
— Всё! Я не хочу больше с вами разговаривать! Вы непробиваемый болван!
— Вот и все аргументы! Всё, ушла...

Звонят в дверь. Но я не пойду открывать. Нет, не так... Звонят в дверь... И Англо открывает вместо меня. На него можно положиться. Ты что-нибудь знаешь о моих дверях?

Той ночью ты понял, что конец нашей биологической жизни не означает конец всему. Что наша душа обретает новое существование в новой жизни. Ты говорил, что в конце ничего нет. А, оказывается, напротив. Смерть имеет смысл, приходит не зря.

— Она умерла, но восстает из тьмы, обретает голос и говорит с тобой. Ты должна выслушать ее.
— Мне страшно.
— Так будь храбрей!
— Это не моё.
— Анна, в глубине души ты самая храбрая. Ты могла бы очень плохо думать о людях. Но этого происходит, благодаря женскому началу, инстинкту жизни, а не смерти. Ты обязана открыться и следовать.
— Я никому ничего не обязана.
— Как скажешь, принцесса.
— Я свободна. И никогда не любила матерей.
— В твоей жизни должен быть смысл и ты должна найти его!
— Моя жизнь — бессмысленная точка.

Убей меня хоть 2000 раз... Я все равно снова появлюсь на свет. Тебе никогда не одолеть меня, потому что я мать хороших людей. Я произведу на свет армию детей... которые станут... хорошими людьми.

— Мэм, можно вас спросить, как умер ваш муж?
— Практически у меня на руках.
— И как вы это пережили?
— Так же, как и ты, в один из ужасных дней своей жизни.

Мы все полагаемся на свои суждения, не так ли? А что, если наши суждения не верны даже когда мы знаем, что мы точно правы? Мы доверяем своим глазам или мы верим в невозможное? Единственный способ достичь невозможного — это изменить атмосферу.

— Ты говоришь так, чтобы меня успокоить, или ты действительно так думаешь?
— Я думаю, что ты слишком много думаешь!