Вы здесь

Чарли: цитаты, фразы и крылатые выражения персонажа

— Слушай! Если бы ты не залезла на крышу, мы бы не влипли в это дерьмо. Одного из наших подстрелили, может быть, насмерть. Тебя точно надо убить.
— Ты прав. Давай, у меня мало времени.
— Чёрт. Слушай, если так хочешь, я тебя убью, только не грузи меня сейчас. Я убью тебя потом, обещаю. Один выстрел в башку, и всё. Даже по тротуару не размажешься.

— Зачем обязательно угонять такую модную тачку? Можно было взять вон ту, попроще.
— Она скорее всего не застрахована, это не для меня. Срок за них дают одинаковый, а тачка — класс.

Найдутся люди, которые скажут, что таких вещей не бывает. Это те люди, которые забывают, каково это, когда тебе шестнадцать, как только тебе исполняется семнадцать. Я знаю, что когда-нибудь это всё станет просто историями, наши фотографии станут старыми фотографиями, а все мы станем чьими-нибудь мамами и папами. Но сейчас это ещё не истории, это происходит. Я здесь. И я... смотрю на неё, потому что она прекрасна. Я чувствую это. В какой-то момент ты понимаешь, что ты — это не грустная история, ты жив. И ты стоишь и смотришь на огни и на всё вокруг, что заставляет тебя удивляться, и ты слушаешь эту песню и едешь по дороге с людьми, которых любишь больше всего на свете. И в этот момент, клянусь, мы часть вечности.

— Дёрнешься — убью!
— Убивай, идиот!
— Уймись, а то голову разнесу!
— Спасибо, окажи мне услугу.
<...>
— Свихнулась? Я тебя чуть не застрелил!
— Ты что, дурак? Давай, стреляй! Стреляй!

Хотеть помочь и целоваться с моей невестой — разные вещи. Мог бы сказать, что у тебя зубы болят.

Дело в том, что если мы будем вести себя как старые, обманывать и отдавать приказания товарищам, будто они — рабы, ну, тогда мы пойдем тем же путем, что и они, нам и тридцати лет не исполнится. Я знаю.

А если меня вдруг пошлют служить в Арктику и до конца своих дней мы с тобой будем питаться только китовым жиром, ты меня не бросишь?

— Чарли, я знаю, что ты знаешь, что мне нравится Крэйг. Но я хочу забыть об этом на минутку, можно?
— Можно.
— Я хочу, чтобы в первый раз ты поцеловался с человеком, который тебя любит.

Кто-то другой чувствовал подобное. И все прочитанные тобой книги уже были прочитаны другими людьми. И все твои любимые песни уже слушали другие люди. И симпатичная тебе девушка симпатична и другим людям. И ты знаешь, что если вспомнить те моменты, когда ты был счастлив, ты почувствуешь себя превосходно потому, что был частью единого.

— Почему хорошие девушки влюбляются в плохих парней?
— Мы влюбляемся в тех, кого, как нам кажется, заслуживаем.
— А можно дать знать, что заслуживают лучшего?
— Можно попробовать.

Главное в любых отношениях — не фокусироваться на прошлом, а видеть человека, который находится перед тобой сейчас, и двигаться вперед.

Иногда мы делаем вещи, которые не осознаём. Нам просто необходимо их сделать, сделать то, что мы чувствуем.

— Давай, сделай это.
— Ты сумасшедшая, в курсе? Понимаешь разницу между убийством и самоубийством? А полиция понимает. Слушай, возьми отпуск и научись водить, скорость избавит тебя от проблем. Сходи к психоаналитику и будешь здорова.
— Но мы договорились!
— Ты же видишь, я — вор. Ишь, чего захотела! Смотри-ка, троллейбус, тоже отличный выход. Решай свою проблему.

— Придётся прыгать.
— Мне плохо...
— Они здесь будут с минуты на минуту.
— Я не буду прыгать!
— Подожди, всего минуту назад ты хотела спрыгнуть с тринадцатого этажа. Какая разница?
— Большая! Там я бы точно разбилась, а здесь просто сломаю шею или ноги и останусь калекой. А что, если...
— Если, если, если... Если у нас получится, мы спасёмся. Боже мой, ты всегда такая пессимистка? Неудивительно, что ты решила покончить с собой.

— Чарли, я отдал все деньги Хэзер. Мне нужно немного денег. Хотя бы на бензин.
— Повторяй за мной, Билли: женщины — плохо, онанизм — хорошо.
— Да уж, Чарли в этих делах понимает.

— Слушай, я ведь говорил: я не смогу о тебе заботиться. Не смогу. Я даже о себе позаботиться не могу.
— Это точно! У тебя отобрали семью, а ты бегаешь от закона, и так будет всегда! Зачем мне вообще с тобой связываться? Твоя жизнь такая же паршивая, как моя. Но я знаю, где выход, и больше не дам себя обмануть.
— И гордишься этим, да? Что теперь сделаешь, порежешь вены? Наглотаешься таблеток? Прыгнешь с другой крыши?
— На этот раз попробую с моста.
— Знаешь, почему тебе нравятся такие люди, как Мэтью? Потому что им на тебя наплевать. Ты им безразлична. Любимая поза — жертва кошмарного мира. Какая ужасная жизнь у нашей Шон! Но знаешь, у всех то же самое! Ты трусиха, Шон. Знаешь, что? Нормальные люди о кремации не мечтают!

— Это не всегда было так. В детстве у меня было множество планов. <...> Но ни одна мечта не сбылась. Ни одна из них. Всегда откладываешь на будущее, на завтра, на другой день, потом просыпаешься и понимаешь, что завтра наступило, ты стал старше, и впереди только смерть. Я знаю, что это завтра, на которое ты надеешься, на самом деле твой злейший враг, а мечты глупые.
— Ты как-то слишком всё усложняешь. А я просыпаюсь утром... и я уже счастлив. И стараюсь оставаться счастливым.
— Наверное, я не понимаю, что значит «веселись и не грузись». Я не способна вдруг встать и заплясать хава-нагилу.

— Ты так и не сказала, что за причина убивать себя?
— Невыносимые душевные муки.
— А если конкретнее?
— Что ты хотел услышать? Биржевой кризис, смертельная болезнь, любимый оказался голубым?
— Хочешь, я скажу? Это у тебя от старости. Нет, серьёзно, ведь у каждого есть цель, к которой он стремится. Понимаешь? Мечта. У меня вот есть. Открыть свой ресторан у берега моря. Красивая чистая вода. Свежая рыба. Солнце круглый год. Ни ящика, ни радио, никто не мешает. Классное место.
— Сказать, о чём я мечтаю? Прекрасная мечта!
— Скажи.
— Чтобы меня кремировали.
— С ума сойти! Да, ты просто страшный человек.

— Ты спортом в детстве увлекался?
— Да.
— Помнишь фразу «до свадьбы заживёт»? И неважно, что с тобой произошло, у тебя глазное яблоко вываливается, щас вообще оторвется, а тебе все в один голос: «Да ладно, чувак, до свадьбы заживет!»
— Да уж..
— А я между прочим, несколько раз очень сильно калечился, но сама эта идея «до свадьбы заживёт» как-то и правда приободряла, помогала мне.

— Один знакомый писатель мне как-то сказал, что каждые пять лет он оглядывается назад и понимает, каким засранцем он был пять лет назад. Представляешь, каждые пять лет как по будильнику: Бам! «Ну и засранцем же я был пять лет назад!» Я к тому, что то, что мы делаем и говорим сейчас, через пять лет покажется нам такой чепухой.
— Типа этот разговор.
— А это вообще... Нам будет стыдно за этот разговор уже через четыре года!

— Жил-был монах-буддист и он бродил по горам. Откуда не возьмись появился тигр и загнал его на край утеса. С одной стороны монах видит бездонную пропасть, а с другой его поджидает тигр. Он стоит и держится за маленький кустик и вдруг замечает землянику. Представляешь, он улыбается. Он говорит: «Ого, прекрасная земляника!» Он срывает ее и ест.
— И?
— Все.
— Все?
— Ага.
— Монаха вот-вот сожрет тигр, а он ест землянику?
— Ага.
— И что это должно означать?
— Это должно значить, что мы должны жить каждую секунду пока живы.

У вас все будет хорошо. Только помните: знайте о неприятностях раньше, чем они узнают о вас.

– Нечёткость зрения – это нехорошо.
– Нет. Муравьи спёрли её линзы.
– Что за муравьи?
– Я забыла их спросить, спрошу в следующий раз.

Примерно 8 недель назад ты пообещала любить меня в горе и в радости, ну и так далее, помнишь? У меня имеются поправки к этим клятвам: ты обещаешь продолжать любить меня каждый день? Даже когда мы ругаемся? Обещаешь заниматься сексом со мной дважды в неделю? А иногда и дважды в день, если настроение классное? И последнее, ты готова принять тот факт, что я, вероятнее всего, в последующие 50 лет буду забывать ставить новый рулон туалетной бумаги?

— Правило номер четыре — не возвращайся на место преступления.
— Я забыл у телефона визитку Джози.
— Правило номер пять — если твой напарник — идиот, забудь о правиле номер четыре.

Когда я был маленьким, папа каждый вечер перед сном садился на край моей кроватки. И он говорил мне: «Перси, если ты завтра не проснешься, если так выйдет, что сегодня твой последний день на земле, гордился бы ты тем, что успел в этой жизни. Потому что, если нет, то пора что-то в жизни менять».

Однажды я спросила маму: «Почему Бог не отвечает». А она ответила: «Наверное, его достала вся эта хрень, которую мы тут творим...»

— Ну как вы не поймете?! Мы с Кевином поженимся, и вы ничего с этим не поделаете!
— Это ты не понимаешь! Ты никогда не будешь достойна моего сына!
— Тебе это не помешало выйти за моего сына.

— Что там с сосисками, Чарли?
— Пять минут, Турецкий.
— Пять минут назад ты сказал, что будут готовы через две минуты.