Вы здесь

Д’артаньян: цитаты, фразы и крылатые выражения персонажа

Если бы вы могли читать в моем сердце, открытом перед вами, вы увидели бы в нем такое горячее любопытство, что сжалились бы надо мной, и такую любовь, что вы в ту же минуту удовлетворили бы это любопытство! Не нужно опасаться тех, кто вас любит.

Это правда, — согласился Д’Артаньян, — на мне нет одежды мушкетера, но душой я мушкетер. Сердце мое — сердце мушкетера. Я чувствую это и действую как мушкетер.

— Мое имя — Бонасье. Я являюсь мужем этой дамы и хозяином лучшей галантерейной лавки в Париже. — Меня зовут д’Артаньян, сударь. Я также являюсь обладателем кучи всяких достоинств, перечисление которых заняло бы слишком много времени.

— ... Опасайтесь всех: друга, брата, любовницы... Особенно любовницы. Д'Артаньян покраснел. — Любовницы?.. — машинально повторил он. — А почему, собственно, я должен опасаться любовницы больше, чем кого-либо другого? — Потому что любовница — одно из любимейших средств кардинала, наиболее быстро действующее из всех: женщина продаст вас за десять пистолей.

— Атос! Атос? Портос, где же Атос?
— Дорогой друг, Атос стал много пить. До меня дошли слухи, что он спивается.
— Что!? Не, ему нельзя пить...
— Никому нельзя пить...

— Вы не представляете, Д'Артаньян, как бывают несносны мужья моих прихожанок!
— Так несносны, что готовы нанять наемных убийц?
— Но, Д'Aртаньян, Вы же не видели моих прихожанок...

— Что Вы, что Вы! Я старею! Мне уже тридцать семь лет!
— Сколько, сколько?
— Тридцать семь!
— Интересно... В прежние времена я был младше Вас на два-три года. А сейчас, если мне не изменяет память, мне стукнуло сорок!
— Что Вы говорите! Возможно. Вы всегда были сильней меня в математике.

— Значит, Вы на его стороне. А мы поклялись привезти Бофора живого или мертвого! Теперь мы обесчещены!
— Я согласен с Д'Артаньяном!
— Друзья! Вы что, жалете, что не пролили нашей крови?
— Нет! Мне больно, что мы идем друг против друга! Мы, которые всегда были вместе! Теперь нам ни в чем не будет удачи!

Планше вырастил меня. Он учил, что если я хочу быть благородным, как отец, то мною должны руководить силы выше, чем ненависть.

— Д’Артаньян…
— Что, думаешь только ты можешь кого-то потерять? Жизнь одной женщиныили будущее Франции — что бы ты выбрал на моём месте?
— Я многим пожертвовал, от многого отказался ради чести, ради короля, ради Отчизны и знаешь, что я выяснил? Парень, все эти жертвы и лишения не согреют тебя в ночи, жизнь слишком короткая и слишком долгая, чтобы идти по ней в одиночестве, не становись похожим на меня, выбирай женщину, бейся за любовь, Д’Артаньян, Франция никуда не денется.

— Возможно у меня найдется для вас работа.
— Нет, спасибо, но у меня уже есть работа.
— А я запойный пьяница.
— А я ленивый содержанец.
— Нет, мне тоже не требуется.
— Возможно в будущем вы об этом пожалеете.
— Возможно, но не сегодня.

Верьте, Ваше Величество, в этой груди сердце, которое бьется за Вас и всегда будет биться за Вас до последнего удара!.. Бог мой, разве Вы не знаете, мы столько раз рисковали за Вас жизнью, Ваше Величество! Так неужели Вы не сжалитесь над Вашими бедными слугами, которые в течение двадцати лет оставались в тени, ни словом, ни вздохом не выдавая Вашей тайны и не напоминая о себе?

— Что для Вас свобода, Портос?
— Ну, это хорошая драка, отличная выпивка, ну и приличная закуска.
— Вы забыли о женщинах, дорогой Портос. Это плохой признак.

— Почему эта женщина всюду сеет смерть?
— Потому что она призрак. Потому что она умерла несколько раз. Она сумасшедшая. Она выжила в бойне, где погибли ее родители. Выжила, когда священник, отказавшийся от сана из любви к ней, хотел ее убить за измену. Она выжила, когда ее первый муж повесил ее на дереве, потому что обнаружил на ее плече клеймо — знак гулящей девки.
— Как мужчина мог такое сотворить с женщиной?
— Этим мужчиной был я. Шарлотта де Брейль, урожденная Баксон, была графиней де ля Фер. После вышла замуж за милорда Винтера. Она была моей женой, единственной женщиной, которую я любил. Единственной женщиной, которую я люблю. До сих пор. Мир этой женщины полон насилия, в нем нет места ни вере, ни закону. Она манит за собой, как и другие я пошел за ней. Вино позволяет мне забыть тот стыд и то отвращениек самому себе. Шарлотта отобрала у меня все. Все, кроме жизни. Чтобы я сожалел о моей любви к ней до последнего вздоха.

— Та женщина, опять та женщина. Говоришь, у нее голубые глаза?
— В них можно утонуть.
— Держись подальше от блондинок — они ведьмы. Я тоже такую любил. Давно.
— Ты? Ты даже не смотришь на женщин, ты целомудреннее монаха. Я полагал, что тебя интересует только выпивка.
— Я пью как раз с тех пор.

— Жизнь пуста, если в ней нет подвигов и приключений!
— Вы правы, мой друг... Но жизнь бессмысленна, даже если в ней есть приключения.

— Я тоже явился в Париж с тремя экю в кармане, и вызвал бы на дуэль всякого, кто осмелился бы мне сказать, что я не могу купить Лувр!
— У меня есть пять экю!