Вы здесь

Капитан Джек Воробей: цитаты, фразы и крылатые выражения персонажа

— Парли… парлалиньтюль… парлиме… порш… не порш… не пор… парла… парла…
— Парла…
— …Ментер?
— Да! Парламентер! Переговоры!
— Дьявол, забери тех, кто придумал переговоры!
— То есть всех французов?

— Нам надо зайти в дельту реки.
— Нам надо… в смысле не помешает, будет не лишним, но в общем-то необязательно?
— Нет. Категорически острая нужда.

— Лорду Бэкиту нужно то, что лежит в сундуке. Вручив ему это, я изменю свою жизнь.
— Аа! Чёрное честолюбие.
— О! По мне, так это светлый луч надежды.

— Будить доброго человека, когда он спит — к беде.
— Я знаю, как сгладить примету. Этот тип, что разбудил спящего, угостит его выпивкой. А тип, что спал, выслушает мыслишки того, кто прервал его сон.
— Да, это всё сгладит.

— Эй, ко мне, пёсик! Одни мы остались. Только ты, да старина Джек. Ко мне, мой хороший. Иди, возьми косточку. Ты хороший. Ко мне! Чуть ближе, чуть ближе. Вот так, вот так, пёсик. Давай же, грязная вшивая дворняга. Ну давай! Нет-нет, постой! Это я так ляпнул! Стой!

— Ага! Глядите, ребята: блудная пташка! Пташка, которая так и не научилась летать!
— К глубокому сожалению! Но!.. Учиться никогда не поздно, да?!

— И ром сожжен?
— Да, во-первых, это самое гадкое пойло, которое даже самых воспитанных людей превращает в животных. Во-вторых, такой сигнал будет виден издалека, английский флот уже ищет меня!
— Да, но ром-то за что?

— Мы и вправду схожи. И наступит момент, когда ты докажешь это, сделав доброе дело.
— Люблю эти моменты. Особенно люблю их упускать.
— Да, тебе выпадет шанс совершить смелый поступок. Тогда ты кое-что поймешь. То, что ты добряк.
— Факты это отрицают.
— Я в тебя верю. Знаешь, почему?
— Ну что ж, скажи.
— Любопытство. Тебя так и потянет. Вызвать восхищение и получить вознаграждение. Не сможешь удержаться. Захочется узнать.

— Так это и есть твоя тайна? Твое грандиозное приключение? Ты три дня валялся на пляже и хлебал ром?
— Добро пожаловать на Карибы, моя любовь.

— Нас многое роднит. И меня, и тебя. Нас.
— О да, пожалуй. Если только исключить честь, совесть и моральные устои. И любовьк чистоте.

— Кто ты такой?
— Никто, он никто! Шурин троюродного племянника моей родной тети. Но поет как ангел! Евнух.

— Сохранять спокойствие. Мы завхватили это судно.
— Да, ни с места.
— Вдвоём с ним не управиться. Даже из гавани не выйти.
— Сынок. Я капитан Джек Воробей. Смекаешь?

— Печальна участь того, кому неведом дивный тонкий букет жизни на Тортуге. Будь все города подобны этому, мужчины бы в ласке тонули.

Слыхал про Уила Тёрнера? Он смельчак, благороден, и поёт сопрано! Четырёх стоит!.. Ну, троих с половиной… Я не упоминал, что он ещё и влюблён! В красотку. Жениться намерен. Помолвлен. Разлучить его с ней и её с ним – это вполовину не так жестоко, как разрешить им связать себя узами брака… да?

— Мистер Гиббс, а вы не в курсе, куда это уплывает мой корабль?
— Корабль? Мы на корабле... Джек! Корабля нет!
— Да неужели?!

— Тебе надо найти ключ?
— Нет, тебе надо найти ключ. Ведь эта находка косвенным образом позволит тебе выявить в ходе поисков путь к обретению средства для спасения твоей обожаемой, несравненной зазнобы. Смекаешь?
— Это спасет Элизабет?
— Ты много знаешь про Дейви Джонса?
— Немного.
— Да, это спасет Элизабет.

С бесчестным человеком можно быть уверенным, что он поступит бесчестно, а вот за честным нужно всё время приглядывать, как бы он чего не вытворил.

— Мы собираемся украсть корабль? Тот корабль?
— Реквизировать. Мы собираемся реквизировать тот корабль. Это морской термин.

– И что дальше, Джек Воробей? Мы, двое бессмертных, так и станем рубиться, пока не настанет судный день?
– Да, если ты не сдашься.

— Отплывем подальше от острова и выйдем в открытое море.
— Да, отплывем. Да, уйдем. Но будем держаться в основном на мелководье.
— Но одно с другим не вяжется, кэп.
— Я верю, что вы свяжете, при вашем-то таланте.

— Сойти в порту, как только ты назовёшь нужное нам имя. Поверить, что ты не солгал, и смотреть, как ты забираешь мой корабль.
— Нет. Условие такое. Ты сойдёшь в порту, не зная этого имени. Я отплыву на моём корабле и крикну тебе имя издали. Смекаешь?

— Где Элизабет?
— В безопасном месте, как я и обещал. Она собирается выйти замуж за Норрингтона, как обещала. Ты умрешь за нее, как обещал. Мы, мужчины, держим свое слово... А Элизабет, как женщине, это ни к чему.

— Тысяча чертей! Как ты оттуда спасся?
— Когда ты бросил меня на необитаемом острове, ты не учёл одного важного обстоятельства. Я — капитан Джек Воробей.

— Какой кодекс вспомнит Гиббс в случае напасти?
— Пиратский. «За теми, кто отстал, не возвращаться».
— Геройство у вас не в чести.

— Пора уже заплатить, Джек. Ты был капитаном жемчужины 13 лет. Таков назначенный срок.
— Знаешь, я плавал два года, и команда учинила бунт.
— А, значит ты плохой капитан, но капитан, как ни крути. Или ты не величал себя все эти годы капитаном Джеком Воробьём?
— Я заплатил, прислал к тебе на службу душу, он ведь здесь?
— Нет уж, одна душа другой не стоит.
— Ага! Значит, в принципе предложение устраивает, осталось сойтись в цене.

— Я слышал, капитан Барбосса не терпит дураков и не заключает с ними уговоры.
— Значит, то, что я не дурак очень кстати.

— Каков твой план?
— Отправлюсь туда на шлюпке и поищу чёртов ключ.
— А если на нём кто есть?
— Тогда придётся идти по трупам.
— Складно. Просто. Легко запомнить.

— Ты привёл этих шакалов к нашему порогу, подлец!
— Не обвиняйте Тёрнера, он был лишь орудием в руках предателя. Если желаете увидеть самого великого зодчего, взгляните налево.
— Мои руки чисты! Хм. Фигурально.

— Ей-ей! Одну минутку! Просто я хотел бы кое-что понять. Так значит, вы будете биться с ними, а они будут биться с вами, лишь потому что он хочет убить его? Где тут смысл?
— !?
— Именно! Пусть лучше вдвоем сразятся. А мы посидим за выпивкой, поглядим, ставки сделаем, а?

— Ты наврал, что любишь ее, а потом бросил?
— Хуже того, у меня возникло, очень мимолетно... ощущение.
— Ощущение?
— Ощущение.
— Погоди, то есть чувства?
— Нет! нет! нет! не то чтобы чувства, скорее... Да чувства, будь ты проклят!
— И ты все же ее бросил? О, это низость!
— Я в курсе.

— Всем не зевать и быть начеку! Не зря это остров погибших кораблей, здесь и бухта, и город погибших кораблей.
— Вообще-то мы мастера придумывать прозвища, но вот на название мест фантазии не хватает. Был у меня один старый матрос, у него не было обеих рук и глаз выколот.
— И как вы его звали?
— Джонни.

— У «Голландца» всегда должен быть капитан.
— Что-то уже запредельно невразумительное…
— И вечно бороздить моря…
— Я люблю море!
— А как насчёт порта?
— Я обожаю ром! Ром лучше!
— Заходы в порт, где будут ром и распутные девки. Раз в десять лет.
— Что он сказал?
— «Раз в десять лет».
— Десять лет долго тянутся…
— Ужасно долго, если не пить рома.

— Поднять паруса!
— Поднять паруса!
— Что ты делаешь?
— Нет, что ТЫ делаешь?
— Нет, что ТЫ делаешь?
— Капитан подаёт команды!
— Даааа! Вот капитан и подаёт команды!
— Мой корабль, я капитан!
— Зато карта моя!
— Карта... Вот и будь картоведом!

— Утратил Жемчужину?!
— Да, я изо всех сил защищал её, но она пошла ко дну.
— Тебе не хватило чести пойти ко дну вместе с ней?!

— Один пистолет. Одна пуля.
— Чтобы застрелиться, а не умереть от голода?
— Тебе нельзя доверять, милая. Вдобавок ведь тут проходят торговые суда. Ты можешь подать сигнал. Или... На худой конец, можешь с жизнью счеты свести...

Дамы, будьте так любезны — заткнитесь. Послушайте. Да, я врал тебе. Нет, я тебя не люблю. Конечно, оно тебя полнит! Я никогда не был в Брюсселе. Слово «кровожадный» надо произносить через «Ж». Между прочим, нет, я не знаю Колумба, но я люблю клумбы. Но всё это меркнет и бледнеет в сравнении с тем фактом, что у меня опять увели мой корабль! Смекаете?

— Уильям, скажи на милость, ты явился сюда, чтобы я помог спасти тебе некую бедовую даму или даму, попавшую в беду, неважно…
— Нет.
— Тогда с чего тебе здесь быть? Cледовательно, ты здесь быть не должен… Тебя здесь нет!

— Она помогла нам на Новой Гвинее. Вот я и решил, что жалко оставлять там целую флотилию!
Звяк! [Мешок с бутылками с кораблями]
— И впрямь жалко. Гадкая обезьяна!
— Ты знаешь, как извлечь оттуда «Жемчужину»?
— Нужен Арбалет, песочные часы, три козла, один из нас будет играть на трубе, а другой делать так! [двигает пальцами]
— Я знаю, где есть козел.
— А я умею делать так!

— Нужно действовать тихо, дальше я пойду один, вдруг твоя нога заскрипит. Термиты еще не завелись?
— О, я очень ценю твою заботу, Джек, но все-таки составлю тебе компанию.

— Джек!
— Мистер Гиббс!
— Да, капитан!
— Я так и думал! Вам пора отчитаться в своих действиях, сэр!
— Что?
— На борту моего корабля нарушается дисциплина! Злостно и постоянно! Почему это происходит?
— Cэр… Вы в тайнике Дэйви Джонса, капитан…
— Я это знаю. Я знаю, где я! Не надейся, что не знаю!

— Джек, ты принес чашу?
— Да. Вот она.
— О, я вижу ты притащил сюда друга. [о свинье]
— Одноногий человек недалеко?
— Да. Я готов отдать Вам чашу, но у меня есть пара условий.
— Говори!
— Во-первых, попрошу вернуть компас! Нет-нет, это во-вторых... Во-первых, дайте мне слово, что не причините зла Анжелике.
— Таким, как ты, Воробей, я слово не даю! Но мне не трудно заявить, что ей ничего не грозило и грозить не будет!
— Тогда второе, ранее первое. Верните мне мой компас! Пожалуйста. Я заслужил. Вы знаете, как мне было трудно отловить эту грязную свинью. Нет не большую, четвероногую!

Он желает Жемчужину! Капитану Тернеру нужна Жемчужина!! А тебя грызет совесть! А ты со своим советом братства! Хоть кто-то спасал меня потому, что соскучился?!