Вы здесь

Катя: цитаты, фразы и крылатые выражения персонажа

Я как наркоман на реабилитации... Мне колят не наркотик, а лекарство, а я смотрю на иглу и вспоминаю те ощущения, пытаюсь их вернуть... Он тот же самый наркотик...

Разошлась — сделай зачистку... Вещи, книги, компьютер, старые зубные щётки, фотки, коробки от подарков... Всё на помойку. Иначе новый не войдёт, ему просто некуда будет.

Слушай, Лен, у тебя три мужа было. У меня один. И всё-таки я поняла, что муж отличается от остальных мужиков только тем, что в доме стоят его вещи и в постели можно не надевать презерватив. А всё остальное — клюква. В трудную минуту сдадут они все одинаково...

— Господи, — вздыхала Катя. — почему у тебя в жизни все так быстро случается? — Потому что если в жизни что-то случается, то оно делает это всегда очень быстро! — усмехнулась Елена.

Общепринятые эмоции, миллионы раз показанные в литературе, кино, намертво впечатались в сознание общества. Думать было не нужно — пользовались готовыми шаблонами.

Людям нравилось заблуждаться. Они не хотели знать, что черное в любой момент можно выкрасить белой краской и сколько угодно дурить наивных, пока краска не облупится, а правда, наконец, не обнажится. Им хотелось предаваться мечтам и до последнего верить.

Некоторые люди абсолютно незаслуженно носили лавровый венок добродетели, потому что на подвиги свершения хороших дел шли не сами, а посылали друга. Обычно самых равнодушных, тех, кто испытывал бесконечные угрызения совести за свое безразличие и всячески пытался искупить вину пусть не искренними чувствами, а хотя бы делом.

— А сегодня, кстати, праздник. — Кто так решил? — изумилась она. — ООН, — улыбнулся юноша, — Международный день борьбы за ликвидацию насилия в отношении женщин. «Интересно, он только поэтому повел себя к джентльмен?.. Празднует, что ли?»

Теперь я знаю, что люди никогда не должны мучить друг друга, даже если когда-то сильно любили. Всякая история имеет свой конец. И он не всегда счастливый.

... Он самый обычный сильный мужчина, переживший и преодолевший многое. Но то, что тогда случилось с нашей семьей, почти сломало его. Этого не видели чужие. И даже свои не все замечали. Но я-то, я-то каждый день смотрела в глубину его глаз и чувствовала, каким холодным и черным становилось то, что есть внутри каждого сильного человека. Увы... Я никак не могла согреть его. Не могла помочь. Впервые в нашей общей жизни мы упали вдвоем.

Я смотрела на снежинки и все еще слышала голос отца. Совершенно необыкновенный, добрый и самый ласковый в мире голос. И вдруг я так пронзительно ясно осознала, что никогда... никогда уже не буду жить рядом со своим папой... вот так запросто, как в детстве, идти с ним по улице, взявшись за руки, я никогда... никогда не смогу отвезти его в деревню... Мой папа... Мой отец... Самый сильный и мудрый мужчина на земле... И все-таки... Все-таки у меня есть возможность слышать его и хотя бы изредка видеть...

... Все долгие годы после того, как отец от нас ушел, я использовала любую возможность, чтобы с ним увидеться. И не было ни одного раза, чтобы я отказалась от даже пятиминутной встречи. Наверное, у меня такая «папозависимость»: папа имеет огромную силу и власть надо мной. Господь дал ему разум использовать это только во благо. Встречаясь со мной, отец мог говорить на общие темы, просто слушать мои новости, но в итоге я всегда получала мощнейший заряд энергии... Я становилась еще сильнее. И, что очень важно, спокойнее и рассудительнее. А еще очень давно заметила, что после каждой встречи с отцом довольно долгое время отлично выгляжу. Свечусь изнутри папиной любовью...

... За всем этим стоит почти целая жизнь, которая научила слышать, понимать и не замечать мелочи в обмен на главное: быть дочерью лучшего папы на свете.

... Не обращая внимания на условности, подошла к отцу посреди его разговора с моим мужем, взяла папу за руку и так и стояла с ним рядом, не стесняясь, черпая силу жизни — силу отцовской любви.

... Иди своей дорогой. И веди за руку своего сына, трепетно любя его, защищая и оберегая от жизненных невзгод. Пусть никогда не коснутся вас боль и разочарование, пусть люди, которых вы будете встречать на своем пути, будут открыты и искренни с самого начала. Будьте вместе всегда, потому что нет никого ближе и роднее на свете, чем дети и родители. И никогда, никогда не давай ни малейшего повода своему ребенку усомниться в том, что его папа — лучший.

Он вышел. Я закрыла дверь. Вернулась на кухню. Подошла к окну. Долго смотрела вслед растворяющемуся в темноте силуэту моего гостя. Странно: мне хотелось плакать. И еще — выгладить хоть одну его рубашку. Целиком.

Так уж повелось, что человек ко всему привыкает… даже к ожиданию смерти. Минуты бегут. Всепоглощающее чувство отчаяния и безысходности сменяется гулкой пустотой, которую тут же стремятся заполнить совсем иные эмоции: сначала вполне обоснованная злость, затем умеренный интерес, холодный расчет… Ну и под завязку вереница примитивных потребностей типа желания сытно покушать и крепко поспать под прикрытием мысли-девиза: «А не послать ли всех и вся на три буквы? Потому что я устала».

– Чего ты хочешь, Лу? Зачем эта странная свадьба? – Как? – Он изобразил удивление. Плохо изобразил, умел и лучше. – Разве ты, человечес-с-ское дитя, не веришь в любовь с первого взгляда? – Угу, в большую и чистую, – пробурчала я себе под нос.

— Это был тот же мальчик... Жаль, если они видели нас... — Они не видели... Она ничего не видела из-за слёз, а он ничего не видел, кроме её слёз, — тихо ответила Катя.

— Вы очень хороший человек, Николай Степаныч, — говорит она. — Вы редкий экземпляр, и нет такого актера, который сумел бы сыграть вас. Меня или, например, Михаила Федорыча сыграет даже плохой актер, а вас никто.

Изменится — это точно. А как — не надо придумывать, иначе потом всё будет не по-настоящему: просто подтверждение надежд или просто разочарование. А сам момент, такой, какой он есть, исчезнет. Бояться, сожалеть и предвкушать — привычка взрослых.

Дураком признают себя только в ракурсе прошлого, и только ставя в противовес нынешние, а то и будущие изменения. Сказать: я дурак-сейчас — тяжко. Потому что дурак-сейчас — откровение, а не позёрство.

— Сомнения порождают неудачи. — Сомнения из трусости порождают неудачи. Сомнения из аналитики предохраняют от них.

В конце концов Чехов предательски кончился, и мне пришлось читать других писателей.

Друг мой, я понимаю, что мы выросли в девяностых и культ «добился бабла» у нас похлеще, чем у репера из Гетто. Но вроде же должно с годами, с десятилетиями отпускать, нет? Вроде бы видели уже, как люди от миллионных премий по убеждениям отказываются, как мэры на метро катаются, как миллиардеры в сорокабаксовых джинсах и стобаксовых кроссовках раздают половину состояния фондам. Нет? И потом… Откуда это гадкое «добился»? С чем вы все бьётесь? С кем? Вы свою попу в тепло пристраиваете. Это иногда нелегко. Но где подвиг? Битва попы за тепло? И за это надо уважать?

Сейчас, в две тысячи первом году, эти книжки кажутся глупыми из-за плотных цветных матовых вставок с плакатами и лозунгами: «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!» Из-за портретов Ленина, из-за странного, гладкого, но навязчивого языка, на котором сейчас никто уже не говорит. Но в то же время это – огромный кусок другого мира, который точно был, дышал и умер. Когда-нибудь мы, наш мир, станет для новых людей таким же. И мы тоже будем интересны будущему миру, как кусок истории. Наверно.

Бедный мужик! Ради него бабы бегают на всякие курсы. Заметь, не ради себя, нет. У вас конечная цель — мужик и успех. И это развитие? Что ж вы потом с мужиком-то сотворите, ради которого столько трудов затрачено? Забалуете или запилите? Хотя, сначала первое, а потом второе — самый частый вариант.

Почему нужно вставать, когда времени много? Почему мы используем такие странные фразы? И, что ещё страннее, понимаем их так, как положено, а не так, как они звучат. Интересно, взрослые знают, почему? Хотя, нет. Они точно о таких вещах не думают. Им нужно много работать. Они говорят, что для нас, для детей. А дети – это их смысл жизни. Почему? Почему другой человек должен быть смыслом их жизни? И именно человек. И именно смыслом. А дети их детей станут жить ради своих детей. Не эгоисты же. И вот так тысячи лет.

Утро – странная штука. Как проход, коридор, ведущий на сцену или на арену. Как уж там повезёт. Ощущение чего-то торжественного, важного. Оно, это важное, вот-вот и случится. И какое оно будет – неизвестно. И оттого немного тревожно. Хоть и лень вставать, но отказаться от того, что ждет в конце коридора, от неизведанного, неважно плохого или хорошего – невозможно. Невозможно мне, пока мне пошёл всего двенадцатый год. А вот моя мама может не вставать весь день, если у неё выдался выходной. Вряд ли она уже всё исследовала и ей некуда спешить. Думаю, она просто потеряла ощущение восторга на пороге неизвестного. Это бывает со взрослыми. Почему?

Когда людям около тридцати, им зверски не хватает детства. И мы пытаемся создать себе детскую комнату в масштабах страны. Мы вспоминаем, что было там, в этой прекрасной конуре, развешиваем старые постеры. Натягиваем «Эйрмаксы» и футболки с писклявой диснеевской мышью, иногда даже продуманно дурачимся. Мы уверены, что декорации окажутся сильнее наших наработанных старческих привычек…

Теперь я не думаю, что семья — зло. Просто нужно уметь в неё правильно играть.

Знаешь, а я обожаю этот две тысячи семнадцатый год. Половина знакомых ходят на тренинги по саморазвитию и личностному росту. Рита с работы подсела на БАДы. По телеку мистическая драка магов с разумом. В социальных сетях буйствует сетевой маркетинг и челночничество. Все обулись в кроссовки и натянули толстовки. Покемоны, Дарт Вэйдер… Воскреснут дядьки с толстым цепями и распальцовкой — я потеряюсь в нравах социума окончательно.

Находясь в игре, понять, что это игра — сложно. Два года назад мы хлопками переворачивали наклейки с покемонами. И пока мы шли за школу, мы прекрасно понимали, что идем играть. Но, когда хлопаешь по стопке наклеек, это уже не игра. Всё по-настоящему.

Сделать что-то крутое, но непривычное для себя — сложно. Еще сложнее — сделать то, что непривычно для окружающих.

Вы подарили мне этот воздух, ты подарил мне этот воздух!!! В моей жизни ничего такого не было! И Я, Я влюбилась в этот воздух!!! В твой воздух!!!

Я прошу тебя, перестань! Я прошу тебя! Ты топишь все. Топишь, как болото. Как трясина. Я прошу тебя! Ты разрушаешь все. Хорошее, плохое. Все, что угодно. Все, что угодно. После тебя выжженная земля. Пусти! Я хочу сохранить хоть кусочек, хоть частичку той любви, которую ты методично выжигал из меня!

— Что было, то прошло. Знаешь, сначала адреналин, мощность, всплеск, не соображаешь ровным счетом ничего, да и некогда соображать. Тебя прёт. Прёт на полную катушку и тычувствуешь, что живёшь. Всей жизнью живёшь, а когда он тебя предаёт, ты понимаешь, что это всего лишь игрушка… Любимая…, но игрушка.
— Но почему ты с ним до сих пор? Почему?
— Я как наркоман на реабилитации. Ты знаешь, мне колят не наркотик, а лекарство, а я смотрю на иглу и вспоминаю те ощущения и пытаюсь их вернуть, и….. Докер – это тот же самый наркотик. Всё смешалось… Страсть… Скорость… А самое главное, что... даже если ты вылечишься, то… внутри пустота. Наверное, всё.

— Я не хочу быть другой. Я не считаю, что я лучше остальных.
— Ты не лучше и не хуже, ты просто другая.

Ты хуже чем враг — ты предатель!

Ты посмел посягнуть на святая святых.
Где твои идеалы? Ты плюнул на них!
За тряпки и джаз ты врагу продаешься
И с честью советской легко расстаешься.
Но ты не победишь – наша цепь не прервется,
Скованных одной цепью…
Связанных одной целью…

— Мне нужен кофе!
— Мужик тебе нужен, Крапивина! Чтобы любил и содержал!
— Меня работа содержит.
— Она же тебя и любит, периодически.

— Нужно звонить в милицию.
— Стой, какая милиция? Пошевели извилинами! Ментов ты всегда позвать успеешь. Ты только представь на минуту, в какое дерьмо мы вляпались! Он числится у них в картотеке как сутенер, я как проститутка!
— А я как скромный преподаватель нигде не числюсь! Я скажу им всю правду. Это ведь несчастный случай. Конечно, стрелы нужно было убрать куда-нибудь подальше, признаю. Но мог ли я быть до такой степени провидцем, чтобы предусмотреть самочинное вторжение некого индивида, который перейдя все границы благопристойности, изберет мой шкаф местом своего упокоения!
— Но для начала менты засадят нас за решетку!
— Но он же сам?
— Точно! Он сам зашел к тебе в шкаф и засандалил себе стрелу прямо в сердце, очень правдоподобно, это случается сплошь и рядом!
— Но не могу же я держать его в морозильнике...

— Побудьте пока на кухне. Я сам с ним разберусь.
— Андрей Палыч, это очень опасный тип.
— Подумаешь. Я военную кафедру закончил с отличием. Я, между прочим, лейтенант запаса. Да Вы знаете, как меня студенты называют?
— Как?
— ЗВЕРЬ!

— Отнюдь не будучи Форисеем, позволю себе однако заметить, что молодой женщине непристало прогуливаться одной в такое время.
— Ну ты даешь!
— Позвольте спросить, чем я Вас так удивил?
— Ну так у меня ночью самая работа, выезд за выездом.
— Так Вы врач скорой помощи!
— Ага!
— А кто же тогда?
— Путана.
— ?!
— Путана, путана. Ночная бабочка. Ну, кто ж виноват...
После долгого молчания
— Ну что же, это тоже неплохая профессия. Работа живая, с людьми. Знаете ли, главное от работы удовольствие получать!

— А выпить что-нибудь есть?
— Есть. Чай есть хороший, цейлонский. Мне студенты подарили.
— А что-нибудь покрепче?
— Ну, возьмите новый пакетик.

— Слушай, да какого права ты имеешь на меня кричать?! У тебя же больное сердце...
— Да если ты хочешь знать, это я тебя не достоин!
— Ах так!
— Да! Я неудачник! Это я ничего в жизни не добился!
— Что?! Да ты посмотри на себя! Ты такой интеллигентный! Ты умный! Образованный!
— Да что ты придираешься к мелочам!

Лучше ошибаться, чем вообще ничего не делать.

— Женились большой и малый Арарат, и пошли у них дети — горы по всей земле. Выросли они, некоторые своих родителей переросли.
— Красивая легенда...
— Это я сейчас придумал.

Говно не может быть невкусным, потому что миллионы мух не могут в этом заблуждаться.

— Ненавижу....
— Ты ж говорила, что полюбила?
— С тех пор ещё больше ненавижу!!!