Вы здесь

Король: цитаты, фразы и крылатые выражения персонажа

— Не беспокойтесь обо мне. Не надо!
— А мы не о вас беспокоимся, а о Принцессе.
— Не беспокоишься о своем Короле?
— Да, Ваше Превосходительство!
— Ой!?.. Как ты меня назвал?
— Ваше Превосходительство!
— Меня, величайшего из королей обозвать генеральским титулом? Да ведь это же бунт!
— Да, я взбунтовался! Я взбунтовался! И вы вовсе не величайший из королей, а всего лишь выдающийся, да и только! Что, съел? Выдающийся, да и только! И вы вовсе не по заслугам именуетесь почётным святым. Вы отшельник, подвижник, но не святой. Не святой! Нет!

Белый Кролик надел очки. — Откуда мне следует начать, ваше величество? — спросил он. — Начните сначала, — серьезно сказал Король, — и читайте, пока не дойдете до конца; тогда остановитесь.

– Что вам известно, свидетельница, по данному вопросу? – обратился Король к Алисе. – Ничего, – сказала Алиса. – И ничего больше? – спросил Король. – И больше ничего, – ответила Алиса. – Это чрезвычайно важно! – сказал Король.

Часто бывает, что тот, кто с виду мал и незначителен, более сметлив и мудр, чем тот, кто и ростом велик и держит себя важной персоной.

— Увы, государь, этот охотник теперь совсем не охотится. — А чем же он занимается? — Борется за свою славу. Он добыл уже пятьдесят дипломов, подтверждающих, что он знаменит, и подстрелил шестьдесят хулителей своего таланта.

Мне кажется, где-то на моей планете живет старая крыса. Я слышу, как она скребется по ночам. Ты мог бы судить эту старую крысу. Время от времени приговаривай ее к смертной казни. От тебя будет зависеть ее жизнь. Но потом каждый раз надо будет ее помиловать. Надо беречь старую крысу: она ведь у нас одна.

— Не кривись, будто ты жуёшь щавель. Изредка улыбайся.
— Мне интересно знать, как бы ты улыбался, если бы тебя хотели женить. Отец, ну пожалуйста, давай отложим это на год.
— Ты слышишь? И он будет моим наследником!
— Более подходящего места для спора вы не нашли!?
<...>
— Вытворял ли я что-либо подобное из-за женитьбы?
— Ну разница в том, что ты женился на маме, а мне почему-то чужих девиц подсовываешь.

— Поганый ты старикашка, жулик и обманщик.
— А я с этим не согласен. Я очень мудрый и справедливый.

— Как прокурор — я требую смертной казни, как адвокат — не нахожу смягчающих обстоятельств, и как судья — приговариваю тебя к отрубленива... к отрублеванию... Как это лучше сказать?
— А ты как ни говори, все равно звучит плохо.

— Мы тебя сейчас будем судить. Я, к твоему сведению, главный судья королевства.
— А вот это неправильно. Я требую этого… прокурора.
— Пожалуйста. Я и прокурор.
— Вот так порядочки!… Дай мне хоть адвоката.
— Ты будешь смеяться, но адвокат — это тоже я. Понимаешь, королевство у нас маленькое, толковых людей не найдешь. Так и мучаюсь — всё сам да сам.
— Интересно, может, ты ещё и палач?
— Нет. Палач у нас есть настоящий и, между прочим, очень хороший. Я вас потом познакомлю.

— Повысим налоги!
— Налоги? Кто доит пустое вымя, может получить копытом и слететь со скамейки.
— Мама, избавьте меня от сельских метафор. Вам они не к лицу, а я их не понимаю.

Палача отняли, жандармов отняли… пугают… Свиньи вы, а не верноподданные!

Чувствую смутно, случилось что-то неладное, а взглянуть в лицо действительности — нечем.

Поищите что-нибудь в аптечке. Потерял сознание, остались только чувства тонкие, едва определимые.

Моя дочь поступает как все нормальные люди. У неё неприятности, она палит в кого попало. Растёт дочка.

Зачем я его слушал! Разбудил во мне тетю, которую каждый мог убедить в чем угодно.
Бедняжка 18 раз была замужем, не считая легких увлечений.

Потому что я самодур. Потому что сейчас во мне проснулась тетя родная. Дура неисправимая.

Честное слово, мне здесь очень нравится, очень! Дом так устроен славно, с любовью. Так взял бы и отнял бы, честное слово!

Нас тут никто не знает, про нас никто ничего не слыхивал, так что позвольте погостить у вас несколько дней, пока не построим замок со всеми удобствами: с садом, с темницей, ну с площадками для игр...

Во мне проснулся дед с материнской стороны, а он был неженка... при малейшем несчастьезамирал, ничего не предпринимал, надеялся на лучшее! Когда при нем душили его родную жену, любимую, он стоял возле и уговаривал: потерпи, может, обойдется! Хороший мальчик!

Не виноват! Предки виноваты! Прадеды, прабабки, внучатые дяди и тети разные, праотцы, ну, и праматери!

Необыкновенная! Совсем не похожа на королевскую дочь. Бывало, придешь в детскую, стыдно сказать, сам себе становишься симпатичен.

— Не знаю почему, понравилась Ваша усадьба. Так что разрешите погостить у Вас несколько дней. Должен предупредить — гости мы беспокойные. Я — страшный человек.
— Да?
— Да. Тиран-деспот, коварен, капризен, злопамятен. Кто-нибудь, поди сюда, ну ты, ну поди сюда, я говорю. Ну! Поздоровайся с ними.
— Здравствуйте.
— Видите, что делаю? О! И самое обидное, не я в этом виноват. Правда?
— Правда.
— Ну иди, все, свободен. Не виноват! Предки виноваты! Прадеды-прабабки, внучатые дяди-тети разные, праотцы, ну, и праматери, угу.
В жизни вели себя как свиньи последние, а сейчас я расхлебывай их прошлое.
Ну паразиты, вот, одно слово, извините за тонкость такую грубость выражения, резкость, сейчас сказать, паразиты, вот и все.
А сам я по натуре добряк, умница, люблю стихи, прозу, музыку, живопись, рыбную ловлю люблю. Кошек, да, я кошек люблю.
Но иногда такое выкинешь, что просто на душе становится... Вот что делает.
— Весельчак!

Сегодня я буду кутить. Весело, добродушно, — со всякими безобидными выходками. Приготовьте посуду, тарелки — я буду все это бить. Уберите хлеб из овина — я... подожгу... овин...

Дочка, дочка, со мной происходит что-то ужасное, доброе что-то. Такой страх! Давай подумаем, может, не стоит его прогонять? Живут же другие — и ничего! Ну, подумаешь, медведь! Все-таки, не хорек. А?
Мы бы его приучали, причесывали бы. Он бы иногда нам поплясал бы!

Знаете, что такое королевский дворец? Вот то-то! За стеной люди давят друг друга, родных братьев режут, сестёр душат... Словом, идёт повседневная, будничная жизнь.

Нужно, чтобы ты молчала об этом, как печная заслонка.

Ну, вижу я постороннее насекомое в чашке... Подумаешь!
Свояченица, а ты у нас паникерша, оказывается!

Если бы я лишился такого коня, я бы в монастырь ушел!

Когда-нибудь спросят: «А что вы, собственно, можете предъявить»? И никакие связи не помогут сделать ножку маленькой, душу большой, и сердце — справедливым.

— Мой отец бы сказал тебе тоже самое. И я бы его послушал!
— Не послушал бы!
— Послушал.
— Не послушал бы!
— Послушал.
— Не верю.
— И правильно...

Ну вот, друзья мои, мы и добрались до полного счастья.

— Влюбился?! Влюбился? Ухожу! К черту! К дьяволу! В монастырь! Живите сами, как знаете! Почему мне до сих пор не доложили, что ты уже вырос?!
— Пап! Я уже тебе спел об этом целую песенку.
— Разве?
— Да.
— А-а, ну, хорошо. Так и быть, я останусь.

Связи связями, но совесть тоже надо иметь.