Вы здесь

Ник Фьюри (Nick Fury): цитаты, фразы и крылатые выражения персонажа

— Раньше в лифтах играла музыка.
— Да уж. Мой дедушка управлял одной из таких штук почти сорок лет. Мой дедуля работал в шикарном здании — хорошие чаевые. Он приходил каждый вечерс однодолларовыми банкнотами в ланч-боксе. Он говорил: «Здрасьте» — и все в ответ с ним здоровались. Время шло, люди стали грубее. Он здоровался, а его посылали подальше. И дед стал крепче сжимать свой ланч-бокс.
— Его не грабили?
— Каждую неделю шпана приставала: «Что в сумке?»
— И что он делал?
— Показывал. Скомканные купюры. А рядом заряженный Magnum. Да, дедуля людей любил. Но он не слишком им доверял.

— Я освобожу ваш мир...
— От чего?
— От свободы. Свобода есть величайшая ложь. Стоит вам это принять, и ваши сердца... познают мир.

— Сэм, где ты?!
— Сорок первый этаж, северо-западный угол!
— Мы летим, оставайся там!
— Это невозможно!
[выпрыгивает из окна в вертолёт]
— Сорок первый этаж! Сорок первый!
— Если ты заметил, снаружи номера этажей не пишут!

— Мы нейтрализуем угрозы до их возникновения. То есть наказание идёт до преступления. Щ. И. Т. нацелен на результат. Это не идеальный мир.
— Это не свобода. Это страх.

— Раз уж моей карьере всё равно конец, может, расскажете, почему вы ушли из Щ. И. Т. а, полковник?
— Я не уходил. Когда Железный Занавес отправили в химчистку, я оказался ненужным. Меня сочли плохим дипломатом, потому и отстранили.
— Потому что изменились правила?
— Для меня никогда не существовало никаких правил.

— ... Так вперед: обставьте этого платинового упыря.
— Только при Стиве не выражайтесь...
— Знаешь что, Романофф?
— [Довольно улыбается.]

Тони Старк, подходя к старому трактору:
— Привет, старичок... Ну, рассказывай, что где болит?
— Очень прошу: хоть этого не оживляй, Тони.
— Ну, Бартон, ай лиса... Наверное Мария Хилл настучала? Она так на тебя и работала?
— Искусственный интеллект... Так как же оценить риск?
— День был трудным и долгим, как романы Юджина О'Нила... Так может перейдем сразу к делу?
— Поклянись, что уничтожишь Альтрона, глядя мне в глаз.
— Ты не директор.
— Я вообще никому не директор, просто старик... Которому ты по-прежнему дорог.

– Клетка впечатляет, но, думаю, её строили не для меня.
– Верно, для того, кто гораздо сильнее Вас.
– О, я слышал. Безумный зверь силится доказать, что он всё ещё человек. В каком же Вы отчаянии, что призвали столь убогие создания на свою защиту.
– В каком я отчаянии? Ты грозишь миру войной, крадёшь неподвластную тебе силу, говоришь о мире и убиваешь ради забавы. Ты вверг меня в глубокое отчаяние, а этому радоваться не стоит.
– Ух.. Тебя жжёт изнутри, ты почти подошёл к цели. К обладанию тесерактом, к силе... неизмеримой силе. А ради чего? Поделиться её огоньком с человечеством. И вдруг тебе напомнили, что такое сила на самом деле.
– Дай мне знать, если эта сила захочет журнальчик или ещё чего.