Вы здесь

Сергей: цитаты, фразы и крылатые выражения персонажа

Да хрен с ним, с ботинком! Ты что, за ним нырять будешь — тут, может, под нами восемь километров?

— Давай я сумки понесу!
— Нет!
— Ты же женщина!
— Я — женщина! А ты — мать!

А где же можно от людей-то отдохнуть? Сейчас кругом люди. Даже на каждой горе хотя бы парочка да сидит.

Древняя мудрость учит: если хочешь победить противника, постарайся хорошо его понять. Понять не только его тактику и замыслы, но само его мышление. Только в этом случае ты мысленно можешь поставить себя на место противника, прочувствовать его желания и понять, каким образом он эти желания хочет осуществить. Без этого нет победы, и лишь горечь поражения достанется на долю самонадеянного героя и незадачливого полководца. Как бы ни был ненавистен враг, нельзя, чтобы ненависть к нему привела к утрате объективности оценки его мастерства и искусства. Презрение к врагу… Как часто приходилось расплачиваться за это презрение кровью, поражением и неволей!

Какой-то слюнтяй, вспомнил Сергей с раздражением прочитанную когда-то книгу по социологии, — разглагольствовал о том, что технический прогресс неизбежно приведёт к демократии, социальной справедливости и всеобщему равенству. Нет, чем больше развивается техника, тем большей опасности подвергается человечество, ибо на смену автоматам и пулемётам приходят нейропаралитические газы, новейшая вычислительная техника, химические препараты, один укол которых делает человека безвольным; нейрохирургия, услужливые психиатры, угодливо превращающие каждого инакомыслящего в шизофреника.

Как заблуждаются те, — думал Сергей, — кто считает, что красивая женщина, как правило глупа. Красивая не может быть глупой, как не может быть глупой красота. Природа либо щедра, либо скупа, и если она дарит, так дарит щедро и обильно. Красота – это носитель какой-то высшей, непонятной на мудрости, которую можно постичь чувством, но не разумом.

Если бы я был художником, — подумал он, — я бы символически изобразил человеческий интеллект как прекрасную богиню, в руках которой спит ужасная кобра. Ею нельзя не восхищаться, но бойтесь рассердит богиню – её кара будет мгновенной и неотвратимой.

— Спокон веков у нас так: бах-трах-тарарах, перебьют всю живность, а потом начинают устраивать заповедники. —  Что это ты?  — сказал Сергей.  — Ведь они же мешают. —  Вот нам всё мешает,  — сказал Матти.  — Кислорода мало мешает, кислорода много — мешает, лесу много — мешает, руби лес... Кто мы такие в конце концов, что нам всё мешает?

— Вот и всё, всё... Открякала последняя волынка, прощай навек, шотландский мой пейзаж! Не поминай лихом, друг... Я не хотел, меня заставили... Отомсти, Серёга-а! — Господи Иисусе, да что же с вами?! — Не произноси имени Господа хотя бы из уважения к умирающему! — возмущённо пробурчал чёрт. — Ты бы ещё стаканчик святой воды выпить предложил... Дай, что ли, помереть спокойно, я всё-таки в Ад собираюсь...

Отродясь не подозревал в лексиконе белого ангела таких непарламентских выражений. Столь целостно и витиевато объединить в одном предложении проклятый Ад, долбаную Америку, нетрадиционные сексуальные отношения, маму Фармазона, сивого мерина, ручной тормоз, апостола Петра с самым большим ключом, чью-то хвостатую задницу и клятвенное обещание полной кастрации на месте...

Анцифер и Фармазон толклись в моей голове, перебивая друг друга: – А у меня там есть… стол! Ну, табль по-французски… На нем такое вытворять можно! Да разве приличествует женщине вашего возраста и положения столь явно заигрывать с посторонним мужчиной в присутствии живого мужа?! Вас ведь венчали в церкви, пел хор, батюшка читал… Есть такая гранд-фолиант, «Камасутра» называется. Древнеиндийский трактат для настоящей лямур с домашним учителем немецкого. А ведь Господь Бог на небесах на все это смотрит, смотрит… Он терпелив, справедлив и милосерден, однако это не причина, чтобы его так бесстыдно провоцировать! Вы только представьте себе… Ночь, звёзды, мы вдвоём безо всего, я интимно поливаю вас вареньем, а потом его так медленно… Вот тут-то гнев Божий и обрушится на вашу беспечную голову, ибо грозен Господь наш к преступающим заповеди его!

Когда в твою квартиру запросто приходят чёрт с ангелом обсудить собственные проблемы — ещё полбеды, но если ты пытаешься с ними общаться — это уже шизофрения.

— Я от... него ничего не прим... не возьму. Мне ни-и-зя! — Почему?! — взвился обиженный Фармазон. — Потому, как т-ты нечистый дух, — охотно пояснил я. Крещеному гр-гражданину с такими... ну никак! Ты извини... Я против тебя лич-чно ниче не имею, но... Религия! Это... о! это... отвали от меня, рого... носец, аминь!

— Все недостойные инсинуации, которые высказал предыдущий оратор, являются по сути своей не более чем отвлеченными умозаключениями весьма личностного характера. Не приведено ни одного серьезного факта, ни одного весомого доказательства, ни одной существенной улики, так что складывается впечатление о явной пристрастности моего оппонента. Исходя из его вариации трактовки близлежащих событий у слушателей может возникнуть неадекватная реакция в виде четко выраженного негативного отношения к моей личности. Столь бюрократический метод решения вопросов принадлежности к оккультным кланам в сфере современной системы общественных взаимоотношений... Я остановился, только когда понял, насколько глубокая тишина овладела залом. Люди буквально застыли с окаменевшим выражением ужаса на бледных лицах. Справа от меня рухнул в обморок ангел Анцифер, гулко ударившись затылком о деревянный пол. Я в недоумении повернулся к черту — тот смотрел на меня, как новобранец на маршала Жукова. — Что-нибудь не так? — О-о-о-о... это мягко сказано! Клянусь кривыми рогами Сатанаила, даже я сам не смог бы провернуть речь, повергнувшую в натуральный столбняк такую толпу священнослужителей.

Ну вот... Перед носом захлопнули дверь. Нелепо скулить и рычать бесполезно... Воспитанный пёс не считает потерь, Он просто уходит походкой нетрезвой. Обидеть легко. А собаку — вдвойне. Убийственность фраз не летит мимо цели. Собачников много и шкура при мне, Снимаю ошейник — быть может, пристрелят? Бессмысленно жить, если в дом не войдешь. Ты предан и продан за стыд и измену. По мертвому другу — поломанный грош, Куда уж краснее заламывать цену... Я мог бы снести этот глупый замок Скандально небрежным движением лапы. Я мог бы сказать ей... О, если б я мог! Но там, за стеною, не всхлипы, а всхрапы... Иду по ступенькам заплеванным вниз. Всё было, как должно, всё было недаром... Хозяйки моей романтичный каприз Выходит навстречу мятущимся фарам...

Мне кажется, что «между» не существует. Жизнь и смерть ходят всегда в обнимку, тесно прижавщись друг к другу.

— Вы какие-нибудь языки иностранные знаете?
— Ну, я в школе учил какой-то, потом в институте… А так нет!

— Я не пойду! Если мы пойдём туда — нас поймают и убьют!
— А что вы думаете — если нас здесь поймают, то напоят чаем с повидлом?

За живых — пять тысяч зизо, за мертвых — три тысячи зизо… Добровольная сдача облегчит нашу участь.

— Я думала, что сделала из тебя человека — не вышло!
— Родная, ты чё мелешь? Человека ты из меня сделала! Нормально! А раньше я что, обезьяной был?

— Какой чудесный вечер, прямо как в сказке! А вы всё время в ней живёте, да?
— Я долго верил в Деда Мороза. И если хотите, всё, что я потом делал, я делал для того, чтобы вернуть эту сказку. Где я принц на белом коне, вокруг меня чудовища, людис пёсьими головами, а впереди меня ждёт...
— Принцесса...
— Вообще-то, королевство, но и принцесса тоже.

— Как бы международного конфликта не вышло...
— Он сказал, что русский...
— ... наврал...

— А ты знаешь, как это делать?
— Ну конечно. Я ж клятву Гиппократа давал.
— Это ободряет.

Чувство юмора — это хорошо. С чувством юмора помирать легче.

Ну че, комнату вроде очистили. Осталось узнать только про пионерский отряд, что здесь был.

Да, братец, ты реальный маньяк!

— Молодец. Еще раз убеждаюсь, что ты маньяк.
— Можно повеситься сразу, а можно поехать к Михалычу, для нас это сейчас одно и то же.

— Да заткнись ты! Не видишь, думаю я.
— Не вижу. Я не рентген.

Как же мне, Сережа, не беспокоиться, когда вы на ровном месте, на бильярдном столе, можете яму с говном найти и в ней утонуть.

С твоей меткостью тебе надо в олимпийскую сборную по стрельбе.

Это же не бизнесмен, это беспредельщик какой-то.

А, это ты, мент легавый!

— Мы, Сергей Михалыч, попали впросак.
— Серёженька, а ты знаешь, что такое «просак»?

— А знаешь, меня сегодня в первый раз подстрелили.
— Ну и как?
— Да знаешь, как будто девственность потерял.
— Не самое плохое ощущение.