Вы здесь

«Отряд самоубийц (Suicide Squad)». Фразы из кинофильма

Год: 
2016
Страны: 
Канада, США 
Жанр: 
боевик 
Режиссер: 
Дэвид Эйр
Сценарий: 
Дэвид Эйр, Джон Острандер 
В ролях: 
Марго Робби, Кара Делевинь, Джаред Лето, Скотт Иствуд, Джай Кортни, Бен Аффлек, Уилл Смит, Юэль Киннаман, Адевале Акинойе-Агбаже, Виола Дэвис 

Правительство решает дать команде суперзлодеев шанс на искупление. Подвох в том, что их отправляют на миссию, где они, вероятнее всего, погибнут.

Безумие — оно как гравитация, нужно всего лишь слегка подтолкнуть.

Я знаю, что ты обо мне думаешь. Ты думаешь, что я просто кукла. Кукла, которой ты можешь управлять по своему желанию. Ты ошибаешься. Сильно ошибаешься. Твое мнение обо мне устарело. Я опасна. И я покажу тебе, какой темной могу быть.

— Ты умрешь за меня?
— Да.
— Слишком просто. Будешь ли, будешь ли ты жить для меня?
— Да.
— Осторожно, никогда не произноси эту клятву, не подумав. Страсть приводит к уступкам, а уступки к подчинению. Ты хочешь этого?
— Хочу.
— Скажи это. Скажи это. Скажи это. Проси, проси, проси...
— Прошу.
— О боже мой, как ты... как ты хороша.

Говорят, я довольно надоедливая особа. Просто предупреждаю.

О, я не убью тебя. Я всего лишь сделаю тебе очень-очень больно.

До побега, пока у нее не съехала крыша, она была доктором Харлин Квинзель. Психиатром в лечебнице Аркхэм. Занималась Джокером лично. Она думала, что лечит его и не заметила, как влюбилась.

— Дамочка, эм, погиб мой пудинг, ты ведь можешь его вернуть?
— Могу, дорогая. Всё, что захочешь.
— Зуб даешь?
— Да, дитя. Нужно лишь встать на колени и подчиниться моей воле.
— Заманчивое предложение, но есть одна маленькая проблема: ты обидела моих друзей!

У меня что, засос на шее?

— Ты когда-нибудь любил?
— Нет, никогда.
— Врешь ты.
— Нельзя убить стольких людей и после спать как котенок, чувствуя какую-то любовь.
— Хах, классический социопат.

Даже так?! Всех убить и сбежать? Простите... Эти голоса... Ха-ха-ха, я шучу, Господи! Они не это сказали.

Харли Квинн. Приятно познакомиться! Мне нравится твой аромат! Что это? Трупный смрад?

— Все видят эти бредовые магические прикиды?
— Да. А что?
— Я с таблеток слезла.

— Ты счастливчик. Она дьяволица.
— О так и есть. Она настоящая дъяволица! Огонь моих чресел. Заноза в моем сердце. Одна на миллион — роскошная Харли Квинн!

Слова, слова, слова, слова, слова, слова, слова, слова... Будешь много болтать, будешь страдать!

У каждой ведьмы где-то спрятано сердце. А кто найдет его — подчинит ведьму себе.

Зубы заговариваешь... Он мне нравится. Он такой серьезный!

Убийственное приложение.

— Жми на газ, Пудинг. Давай.
— У нас с тобой есть компания.
— Мышка, мышка, мышка. Тупая мышь испортил нам свидание. Пудинг, Пудинг, я не умею плавать.

Мальчики! Я вернулась. Ужасно по всем соскучилась.

— У меня есть еще одна просьба, доктор.
— Да, все что угодно.
— Новый пулемет.
— Пулемет?

Ну, а девушке ты сможешь от мизинца дать прикурить? Вот это был бы класс.

Заюшь, хочешь меня? Я вся твоя.

— У тебя и правда не все дома.
— А ты войди и повтори это, или боишься? Ну же, мне скучно. Мне скучно, поиграй со мной.
— Ты отправила на больничную койку пятерых моих ребят. Игры кончились. Будешь на полу спать.
— Я сплю, где хочу, когда хочу и с кем хочу.

— Доктор Квинзель, я живу ради этих минут с тобой. Что там такое?
— Я принесла вам котенка.
— Как трогательно.

Не терпится показать тебе свои игрушки.

— Пудинг! Ты нарядился ради меня?
— Ради тебя я на все готов. Между прочим, я прихватил виноград, шампанское во льду и медвежью шкуру.

— Ждите здесь. Пожалуйста. А то там людей еще удар хватит.
— Смотрите, он стыдится нас.

— Это было искренне.
— Да.
— Мы с тобой подружимся.

Однажды, не знаю как, но я обязательно выйду отсюда и тогда обрушусь на тебя, как гневБожий.

— Ты серьезно? Да что ж с вами такое.
— Мы ведь злодеи, так и живем.

Она еще безумнее, чем он. И бесстрашнее.

— Всё. Я прикончу его.
— Тогда поспеши, или он прикончит нас одного за другим.
— Я уберу его, Катану, 5-7 котиков, а дальше твой ход. Ты за?
— Всегда. А как нам шеи уберечь?
— Твой друг нам с этим поможет.
— Ты тоже мой друг.
— Дьявол с тобой, красотка. Предупреди.

— Эм... Меня зовут Харлин. Харлин Квинзель.
— Какое прекрасное имя! Твои друзья называют тебя Харли?
— Ох... У меня не много друзей.
— Ну, Харли... У тебя только что он появился.

— Я не особо горю желанием. Но, может, нам стоит?
— Харли, она хочет захватить мир.
— И что? Нам в этом мире нет места, они ненавидят нас.

— Вы дошли до места, где говорится, что я с ней спал?
— Да. Я ни разу не был с ведьмой. Как оно?

— А дети?
— Он их убил. Верно? Смирись с этим. Смирись. На что ты рассчитывал?
— Не надо Харли. Брось.
— Хотел быть, счастливым семьянином тренировать детишек и картой расплачиватся. Нормальная жизнь это не для нас. Мы просто не способны жить нормально.

Ты боишься моей любви, но не боишься пистолета? 

У справедливости есть плохая сторона.

— Ничего себе, вы до сих пор живы.
— Мы только что мир спасли. Вы хоть бы спасибо сказали.
— Спасибо.
— Пожалуйста.
— Значит, мы рисковали ни за что?
— Скостим вам по десятку лет.
— Нет, этого мало. Я хочу видеть дочь.
— Это мы устроим. Еще просьбы есть?
— О! Эспрессо машину.
— Кабельное TV.

Вынуждать кого-то действовать против собственных интересов, ради национальной безопасности — это мой хлеб.

Давайте сделаем что-нибудь веселое.

— Можешь убить меня на месте. Но мне надо выпить.
— Дэдшот, ты нужен мне!
— Нет, сэр, вам нужно чудо.

Эволюция в его случае дала обратный виток. Он был похож на монстра. С ним обращались как с монстром. Вот он и стал монстром.

Знаете, в чем проблема с мета-людьми? Они — люди. С Суперменом повезло, он разделял наши взгляды. С новым Суперменом может быть иначе.

— Вы отправитесь в очень нехорошее место. Вероятно, вернётесь не все.
— Умеешь ты подбодрить.

Если он убьет меня, убей его! И очисти историю в моем браузере!

— Уже не влезаешь? Жирок нагулял.
— Нет. Когда я это надеваю, кто-то умирает.
— И?
— Охотно бы надел.
— Чудно. Что-то мне подсказывает умрет много людей!

Они стали королем и королевой преступного Готэм-Сити. И не дай Бог обидеть королеву.

О, какое красивое свечение. Ребят, вы это видите?

— Почему всё кончается перепалкой всякий раз, когда ты открываешь рот? Снаружи ты удивительна, но внутри уродлива.
— Как мы все! Как мы все, кроме него: он и снаружи урод.
— Не правда, крошка! Я ведь красавчик.
— Ещё какой!

— Боже! Невероятно жестокая... тётка.
— Да. Ты привыкнешь.
— И это я — злодей?! Вот кто тут преступник!

Так значит, да? Мы типа крайние. Типа Отряд Самоубийц.

Слышь, мисс, это что было? А ты глухая. Тугоухая шлюха.

— Кому чего?
— Пивас.
— Вискарь.
— Я че, за рулем?
— А тебе, мой жаркий?
— Водички.
— Отличный выбор, зайчик.

— Видишь ли, баек спилин, не так ли? В магазине холостые, если спущу курок ничего не будет.
— Ты абсолютно прав. Вручить заряженный пистолет отпетому убийце. Давай! Спусти курок. Стреляй.
— Не вздумай этого делать. Ты даже ее не знаешь, а мы с тобой девять месяцев вместе. Помнишь, я принес тебе кексик? Настоящий кексик.

Я ведь человек, а не оружие. Лучше я спокойно умру, чем снова убью.

А как же воровская честь?

— Это что, отбор в женский керлинг?
— Посмотрим, что ты умеешь. Говорят, ты не промахиваешся. Докажи.

В мире летающих людей и монстров, это — единственный способ защитить страну.

Археолог Джун Мун забрела не в ту пещеру. Открыла то, что не стоило открывать. И выпустила мета-человека могущественнее всех, что нам попадались — Чародейку.

— Что ж, мы почти справились. Вопреки тому, чего от нас ожидали. Плохо то, что они обвинят нас во всем этом. Они не допустят, чтобы люди узнали правду. Мы козлы отпущения. Прикрытие для них. И потом, мы ведь злодеи. Знаете, на пару секунд, у меня появилась, надежда.
— Надежда? Надежды грехи не замолить, брат.
— Проповедь?
— Тебе воздастся за все. Сколько ты убил человек, брат?
— Очень невежливый вопрос с твоей стороны.
— Ты женщин никогда не убивал или детей?
— Я не трогаю женщин и детей.
— А я да.

Мир изменился, когда Супермен появился в небе. И вновь изменился, когда его не стало.

— Тот, кто не промахивается, теперь у нас.
— Куда вы его дели?
— Я посадила его в камеру и выбросила ключ.

Вы верите в дружбу, а я верю в шантаж.

— До свидания.
— Вы выглядите измотанным. Это всё ночная работа.
— Сверните проект. Или мы с друзьями сделаем это за вас.

— Прошлое не изменить, и ты не сможешь! Она вводит вас в заблуждение! Это обман!
— И как давно ты умеешь видеть?
— Всю жизнь. Ты не получишь их. Это всё мои друзья.
— А время наше. Солнце садится, а магия восходит. Магические люди признак перемен.

— Это и есть твоя подружка.
— Да.
— Ну так утихомирь ее. Давай, иди туда, шлепни по заду и скажи: «Ты мне прекращай».
— Это не самый умный совет.

— Это типа, чё... Напутствие?
— Да, напутствие.

Мама не позволит жить с тобой. Ты ведь людей убиваешь.

Я пойду с тобой туда. И ты покончишь с этим. Если придется, я тебя понесу. Эта историябудет как глава из Библии. И все узнают, что мы сделали. Моя дочь узнает, что её отецне кусок дерьма.

Привет, мальчики! Харли Квинн. Как дела?

Что тут у нас? Столько дерьма, что уже мешок трещит?

— Что, хотите сыграть в «Крестики-нолики» версии «Я оторву вам башку»?
— Ты бредишь, мужик!

— Что за бардак в этом городе?
— Эти клоуны здесь?
— Да, уже здесь.

— Эм, приятель! Знаю: ты не слышишь меня, запертый в своём храме солдатской нравственности. Но такой двуличный кусок дерьма, как ты, на улице и секунды бы не протянул.
— И это говорит тот, кто убивает за деньги?
— Я не прячу тузов в рукаве.
— Значит, мы выполнили задание.

— Что это?
— Это мясной хлеб.
— Хлеб.
— Всего понемногу, спагетти с душком. Крысиный помёт. Ногти. Всё, что нужно растущему организму.

Присоединяйтесь или умрите.

— А ты где был?!
— Это не моя война!
— Знаешь? Ты не дерьмо — ты намного хуже!
— Не трожь меня!
— А я тронул. И что ты сделаешь?
— Хватит! Показать тебе?!
— Да, давай! Показывай!

— Мы потеряли нашего героя, а вы ухмыляетесь как кот, сожравший канарейку.
— И не одну канарейку.

— Игры разума.
— О чём ты?
— Да все эти «бомбы в шеях» — обман. Они хотят, чтобы мы стали пленниками своего же разума. Но оглянись вокруг: мы свободны, брат!
— Откуда ты знаешь?
— Можешь мне поверить — я это точно знаю. Так что я пошёл. У меня вся жизнь впереди. Один вопрос: ты со мной?
— Да.
— Разумно.

У меня от рожденья дьявольский дар. Этот дар я ненавидел всю жизнь, но с возрастом он усиливался. Я начал его применять. Для дела, знаете ли. Власть моя укреплялась и вместе с ней сила огня. Словно одно зависело от другого. Мне никто не смел возражать. Кроме моей жены. Она постоянно молилась за меня. Даже когда я не просил. Не Богдал мне это, не ему это отбирать. Когда я злюсь, я неуправляем. Я просто не ведаю, что творю. А потом все.