Вы здесь

Агата Кристи. Убийства по алфавиту — цитаты из книги

В английском алфавите 26 букв. В подписи преступника, затеявшего с Эркюлем Пуаро игру при помощи писем, всего три буквы, первые, А, B и С. Он планирует совершить убийства в местах, названия которых расположены в алфавитном порядке. Задача Пуаро — разгадать замыслы убийцы и не дать ему совершить задуманные 26 преступлений.

На лице ее застыла тупая, деревянная улыбка, которая так часто обезображивает людей, позирующих перед аппаратом, и заставляет меня предпочитать мгновенные снимки.

— На это есть много причин, и первая из них та, что черное сменяется красным. — О чем это вы, Пуаро? — воскликнул я. — Я воспользовался терминологией рулетки. В рулетке во время игры может долго выпадать черное, но в конце концов шарик остановится на красном. Это математический закон вероятностей.

Думать, что преступник совершает безумные действия просто потому, что он безумен, глупо. Безумец так же логичен и последователен в своих поступках, как и нормальный человек, но он опирается на безумную точку зрения.

Речь, как сказал мне когда-то один мудрый старый француз, изобретена человеком, чтобы не думать. Она, кроме того, отличное средство установить, что человек скрывает. Человеческое существо, не может устоять перед возможностью раскрыться и выразить себя — а именно эту возможность предоставляет ему речь. И так человек выдает себя.

Второе убийство в романе часто оживляет события. Если преступление совершено в первой главе и приходится вникать в алиби всех героев до предпоследней страницы книги, это может надоесть.

— Какой вы барахольщик, Пуаро! Я никогда не обращаю внимания на одежду. — Тогда вступите в общество нудистов.

— Ваше предназначение — быть рядом и спасать меня от непростительной ошибки. — От какой ошибки? — От пренебрежения очевидностью.

Могу заверить вас, – сказал он, улыбаясь, – что я никогда не позволяю себе получать неверное впечатление. Я формирую свое собственное.

То, что часто называют интуицией, на самом деле является впечатлением, основанным на логической дедукции или на опыте. Когда знаток чувствует, что что-то не так с картиной, или элементом мебели, или с подписью на чеке, он на самом деле основывает свое ощущение на множестве признаков и деталей. Ему нет необходимости вникать в них подробно, – его опыт избавляет его от этого, а результатом является определенное впечатление, что что-то не так. Но это не догадка – это впечатление, основанное на опыте.

…И занялся выращиванием кабачков. И сразу же произошло убийство, и я послал кабачки к чёрту. Я хорошо знаю, что вы на это скажете: я как примадонна, которая дает прощальный спектакль. Дает неопределённое количество раз.

Нет ничего опасней болтовни для человека, который хочет скрыть свои мысли. Человеческое существо не в состоянии сопротивляться соблазну саморазоблачения, который создается болтовней.

— Я не одобряю войну, — продолжал молодой человек. Его сосед повернулся к нему: — Я не одобряю чуму, муху цеце, голод и рак... но это все равно случается!

— Откуда у сумасшедших мотивы, сэр? — недоверчиво спросил инспектор. — Как откуда, уважаемый? Железная логика — одна из особенностей остротекущей мании.

Произнесенное слово и напечатанное — какая пропасть между ними. Вот вам способ переиначивания, который полностью меняет смысл.

Нет ничего страшнее, чем жить в атмосфере подозрения, видеть, как за вами наблюдают и как любовь в глазах окружающих сменяется страхом, нет ничего страшнее, чем подозревать тех, кто дорог и близок… Это отравляет.