Вы здесь

Кассандра Клэр. Город стекла — цитаты из книги

Клэри вслед за семейством Лайтвудов и Джейсом оказывается в Аликанте, столице Идриса, где хранится последнее оружие — Зеркало смерти — за которым охотится Валентин. Отстоит и обретет мир только тот, в чьих руках окажется это Зеркало. В борьбе с Валентином нефилимы объединятся с оборотнями и прочей нежитью, а Клэри из рук ангела Итуриэля получит новую руну, но что она означает, девушка узнает только после решающей битвы.

— Он доводится кузеном кое-кому из друзей Лайтвудов. Себастьян хороший и милый. — Милый? Фи, как слабо! Он роскошен! — Магнус мечтательно уставился на Себастьяна. — Оставь его мне. Будет вешалкой для шляп и прочего.

— В прошлой жизни, — обратился Джейс к Алине, — Алек, наверное, был сварливой старухой. Прикармливал девяносто кошек и гонял с лужайки соседских детей. — Алина захихикала. — Ему, видите ли, дозволено пойти в Гард...

– И вот я стою перед тобой, и ты спрашиваешь, хочу ли я тебя по‑прежнему, не разлюбил ли... не бросил ли то, что придает мне сил. Прежде я не смел отдаваться другим людям – Лайтвудам, Алеку, Изабель, – не смел дарить себя, но... Клэри, с самого первого момента я принадлежу тебе. Если я по‑прежнему нужен.

— Порой я видел в твоих желтых глазах нечто, проблеск разума, не то что у твоей дегенеративной приемной семьи. Но потом я сообразил: это лишь заносчивость, позерство. На самом деле ты столь же туп, сколь и они. Десяток лет хорошего воспитания пропал даром. — Ты не знаешь, как меня воспитывали. — Еще как знаю. — Себастьян опустил руки. — Нас с тобой вырастил один человек. Только от меня потом не стали избавляться. — В каком смысле? — прошептал Джейс. И вдруг, глядя в неподвижное, улыбающееся лицо Себастьяна, он словно заново увидел соперника: белокурые локоны, черные, антрацитовые глаза, жесткие линии лица, будто вырезанные из камня... и в уме представился отцовский лик, каким показывал его ангел: юный, резкий, полный энергии, голода. — Ты... тоже сын Валентина. Мой брат. Себастьян неожиданно переместился Джейсу за спину и, стиснув кулаки, обнял его за плечи. — Здравствуй и прощай, братец, — выплюнул он и сжал объятия, перекрывая Джейсу дыхание.

Клэри косо взглянула на бокал: – В крысу не превращусь? – Не доверяешь? По моему, в бокале клубничный сок. Вкусный! Джейс? – Она предложила бокал Джейсу. – Я мужчина. Мужчины розовые напитки не потребляют. Поди же, женщина, и принеси мне бурый.

— Быть вместе. Иначе — никак. Иначе нельзя находиться рядом, даже в одной комнате. Я не выдержу. Лучше будь мне братом, чем вообще никем... — Буду пассивно смотреть, как ты встречаешься с другими парнями, влюбляешься, выходишь замуж?.. — Голос Джейса звучал натянуто. — Буду умирать понемногу каждый день?

– Послушай, вампир, есть дело. Противно признавать, но у нас с тобой имеется кое что общее. – Неужели наши шикарные прически? – так же неискренне сострил Саймон. Глядя на Джейса, он потихоньку начинал нервничать. – Клэри, – объяснил наконец нефилим, обезоружив Саймона. – Клэри?! – Клэри, – повторил Джейс. – Ну, знаешь, такая невысокая, рыжая, плохо воспитанная.

And I know you think I just want to be with you to–to show myself what a monster I am,” he said. “And maybe I am a monster. I don’t know the answer to that. But what I do know is that even if there’s demon blood inside me, there is human blood inside me as well. And I couldn’t love you like I do if I wasn’t at least a little bit human. Because demons want. But they don’t love. And I...

Мы брат и сестра. Ты мой родич, моя кровь. Я, по идее, должен защищать тебя. — Джейс беззвучно и невесело рассмеялся. — Защищать от парней, подкатывающих к тебе с дурными намерениями, с какими я сам не прочь к тебе подкатить.

— А на сторожевые башни вообще залезают? Ну, вообще? Алина, посмотрев на Макса, рассмеялась: — С какой стати кому-то залезать на сторожевые башни? Нет, это, во-первых, нелегально, а во-вторых, никому даром не нужно. Ну, Алина! Ну никакого воображения! Изабель одна могла бы назвать кучу поводов залезть на башню. Плюнуть с высоты кому-нибудь на голову — чем не повод?

Единственную вещь, которую вы узнаете, становясь старше <...> является то, что когда люди говорят вам что-то неприятное о себе, это, как правило, правда.

Алек обнял Магнуса и целовал его взасос. Пораженный, маг оцепенел. Все вокруг смотрели на парочку и шептались. Мариза Лайтвуд прикрыла рот ладонью, Роберт молчал. — Погодите, — произнесла сбитая с толку Майя. — Поцелуй — тоже часть ритуала?

— Тронешь Саймона, вампир, — очень медленно произнесла она, — и я порублю тебя на кошачий корм. Понял?