Вы здесь

Афоризмы и цитаты о чудесах

Лучшие в рейтинге

— Я верю в чудеса и ты тоже должна верить.
— Я? Зачем?
— Потому что тебе это нужно. Но даже если тебе явится чудо, ты не обратишь на него внимания.

Предновогодние дни, подобно волшебной машине времени, способны вернуть в детство даже самых закоренелых скептиков. Наряженные елки невероятной красоты, яркая иллюминация на улицах, а главное — флюиды чуда и сказки, витающие в воздухе – они неразличимы взглядом, но зато ощущаются каждой стрункой души. И, даже если ты уже давно не веришь в Деда Мороза, так и хочется загадать самое сумасшедшее желание и всем сердцем поверить в то, что оно обязательно исполнится!

Для людей, которые в душе не перестали быть детьми и сохранили удивительный дар верить в чудеса, Новый год — это всегда что-то особенное. Время радости, оптимистичных планов, надежд, долгих весёлых каникул… и немножко волшебства, которое они сами создают себе и другим, стараясь, чтобы для всех близких праздник стал ярким и запоминающимся!

... Признайтесь – вы ведь тоже ждете Новый год! Потому что совсем не важно, как каждый из нас относится к этому празднику: кто-то чуть ли ни с лета находится в предвкушении веселой кутерьмы: елки, гирлянды, подарки, салюты… Кто-то наоборот, мечтает лишь об одном: чтобы вся эта блестящая суета поскорее закончилась и вновь наступила спокойная и размеренная жизнь без всех этих очередей, бессмысленных подарков и повторяющихся из года в год пожеланий… И все-таки, никакой другой праздник не способен так объединить всех нас в предвкушении нового, в ожидании перемен. Ведь кем бы ты ни был: безнадежным романтиком или закоренелым скептиком, тебе все равно, пусть даже в самой глубине души, так хочется верить, что вместе с последним листком календаря из твоей жизни уйдет все плохое, а Новый год непременно принесет радость, благополучие, любовь, удачу и счастье…

... но даже чудеса не живут вечно. Мы никогда об этом не говорили, но и никогда не забывали.

Даже чудеса подчиняются определённым условиям... Чтобы спрятаться в тенях, нужны тени. Чтобы заставить птицу запеть, нужна птица. Лоза не вырастет без семени, а огонь не загорится без дров.

Как это важно — не потерять способности удивляться! Умения заинтересовано вглядываться в мир и находить восхитительное в самых простых, на первый взгляд, вещах....

В жизни то, что можно назвать чудом, на самом деле случается гораздо чаще, чем хотелось бы того угрюмым реалистам. Возможно, потому, что эти самые угрюмые реалисты – мы сами. Некогда нам всем популярно объяснили, что чудес не бывает, и мы поверили. Поверили, что подарки под ёлку кладет не Дед Мороз, а детей приносит не аист. В общем-то, с тех пор Дед Мороз и перестал приносить нам подарки; точнее говоря, подарки все равно появлялись под ёлкой в новогоднюю ночь, но теперь мы знали, как именно это происходит...

Ожидание чуда никуда не исчезает – пропадает надежда на то, что чудо произойдет. Уходит вера в его возможность. Возникает обида на чудо, отрицание его возможности. И способность его замечать.

Почему? За что взрослые люди так озлоблены на живущее в них детство? Это кажется странным только на первый взгляд. На самом деле, обида возникает тогда, когда долгожданного чуда не происходит. Когда вместо вертолета на радиоуправлении Дед Мороз приносит красивый, может, даже самый лучший, но сугубо утилитарный школьный ранец. Тогда, незаметная никому, разыгрывается настоящая маленькая трагедия, катастрофа, крушение целого волшебного мира, и человек, сам того не понимая, становится взрослым.

…А чудеса происходят. С каждым из нас они случаются, можно сказать, каждый день. Маленькие, крохотные и будничные чудеса. Но мы их больше не видим. И уж тем более не благодарим за них. А ведь у каждого чуда, не важно, что это – хорошая погода или вкусный ужин, есть автор, который наверняка был бы очень рад, если бы мы в ответ на его заботу просто сказали такое короткое, но одно из самых важных и дорогих слов в мире – простое «спасибо». И насколько чаще случались бы с нами чудеса, если бы мы не уставали за них благодарить!

Люди, даже самые взрослые, живут, каждую минуту ожидая чего-то чудесного, что может произойти в их жизни. Большинство стесняется этого и скрывает от других, а тех, кто это не скрывает, обзывает чудаками и фриками лишь за то, что у них хватает смелости оставаться детьми и не лгать ни себе, ни окружающим.

Детство… Именно детство, вот что внезапно вспомнилось им обеим. Та пора, когда дни текли беззаботно и счастливо, когда верилось, что чудо совсем рядом… Да что там говорить – каждый новый день и был этим чудом. И так тогда легко верилось, что все заветные мечты обязательно сбудутся, все желания непременно исполнятся, и так будет всегда.

Скучные умные дяди и тети утверждают, что «магическое» восприятие мира доступно только детям. Что они понимают! Волшебство – рядом! Это ведь так просто, всего-то и нужно – ему открыться. Просто согласиться, что оно существует!

Чудеса человек творит собственными руками. Не жди чуда — начуди себе сам что-нибудь чудесное!

Чудеса — не важно, сколь невероятными и необъяснимыми они кажутся, — случаются, кто бы что ни говорил.

Таков результат, когда ты — плод счастливого союза. Ты растёшь, думая, что чудеса и в самом деле случаются, а главное — считаешь, что они непременно выпадут и на твою долю.

Точно знаю, что чудеса бывают, но случаются они лишь с теми, кто не теряет надежды.

Женская красота не проявляется с самого детства. Она зреет внутри куколки, словно будущая бабочка, которая не сразу раскроет свои волшебные крылья. Эта куколка, казалось бы, не обещает явить миру ничего прекрасного. Но наступает положенный час, и… случается чудо!

Жить в потоке чудес куда интереснее, чем скучать, иронизировать и коллекционировать разочарования. Я не призываю смотреть на жизнь через розовые очки. Но превращать её в безрадостную рутину точно не стоит.

…мимо сновали люди, по большей части озабоченные и хмурые. Люди не догадывались, как все они счастливы: живы – то есть причастны чуду! Но нет, они не догадывались. «Неужели я стану когда-нибудь расстраиваться из-за пустяков? – подумала Таня с сомнением. – Неужели забуду, что жизнь прекрасна?!» Но, как ни странно, она действительно очень скоро забыла о своем открытии. И стала жить как все.

— Я бы мог с его помощью творить чудеса! Зачем лишать мир такого орудия? — Мир? Или тебя? — Мир в моем лице.

Если чудеса и существуют, то только потому, что мы недостаточно знаем природу, а вовсе не потому, что это ей свойственно.

Человек отличается от животного тем, что признает существование чуда. То есть явления, которое может быть объяснено только задним числом.

Кот снял с подзеркального стола очки в толстой роговой оправе, надел их на морду, от чего сделался еще внушительнее, и вынул из прыгающей руки Поплавского паспорт. «Вот интересно: упаду я в обморок или нет?» — подумал Поплавский.

Чудо, которого человек за свой долгий век не дождется, – стать другим, а при этом остаться тем же, кем был и кем больше не являешься.. вроде вывернутой перчатки.

... мне не найти Того, кого я всегда жду, потому что ни одна баснь ещё не сбылась. Басни складывают не про то, что было когда-то. Люди выдумывают их и тотчас же радостно забывают, что сами всё выдумали. Ибо как выдержать жизнь, как не сойдя с ума принимать рану за раной, если не знать — было!.. не со мной, с кем-то, когда-то, всего один раз — но было, было же чудо!..

Когда девушка хватается за ручку входной двери – воспитанная на сказках, она мечтает, чтобы ее остановили. Этого никогда не происходит. Чудес не бывает.

Все невесты хорошенькие. В той или иной степени. Чудеса нынешних технологий. Автозагар, прическа, макияж. Наращенные ресницы и ногти.

Раздвигать силой мысли волны — это не чудо, это фокус, а вот мать-одиночка, работающая на трех работах, чтобы прокормить четверых детей — вот это чудо. Вы, люди, часто забываете, что сила скрыта в вас самих.

Это было волшебное время — время семи небес, семи земель, семи планет, семи цветов, семи металлов и семи звуков.

Оттуда его жестоко шуганул дворник, дядька незлой, но тихо и очень причудливо ненормальный. Заключенный никем не замеченной шизофренией в очень красивый и необыкновенно сложный мир, полный цветных сполохов, заботливых голосов и изысканно сложных ритуалов, дворник требовал от вверенного ему контингента соблюдения целого конгломерата самых невероятных правил.

Если с тобой случится чудо — выкинь его на помойку. Будь это любовь, или надежда, или внезапная перемена — откажись и спрячься в свою повседневность.

Наслаждаться жизнью и ждать, пока чудо само нас найдёт…

Но, скорее всего, это случится именно ночью, просто потому, что я до сих пор верю, что ночь — лучшее время для чудес.

Оказывается, привыкнуть к чудесам — плевое дело, просто они должны случаться так же часто, как и прочие события.

Ладно, договорились. Запомним. Именно так и выглядят добряки: шестиметровые, с рогами и бубном. Предположим. О’кей.

Не забывай, что не чудеса принадлежат тебе, а ты принадлежишь им. Даже когда речь идет о чудесах, которые совершаешь ты сам.

Давайте договоримся, что я — маленькое чепуховое чудо, которое с вами почему-то случилось, солнечный зайчик в темной комнате, пятнышко света, суматошное мелькание которого вызывает улыбку и свидетельствует о том, что где-то есть настоящее солнце... Кто станет тосковать по дурацкому блику, увидев настоящее солнце?

Я люблю одержимых, Макс: как бы примитивны они ни были, для них всегда открыт доступ к чудесам.

Чудеса не приносят ни счастья, ни комфорта; невероятные события не освобождают от пут повседневности, а всего лишь перекручивают эти путы на иной манер, перед тем как затянуть их потуже... Невыносимо туго, по правде говоря!

(...) почти всякий человек жаждет быть свидетелем чуда. И хрен кто согласится быть его непосредственным участником.

Чудеса происходят не с избранными, а с кем попало. Чудо нельзя выпросить у судьбы, но и отвертеться от него невозможно.

Если напряженно смотреть в глаза чуду, оно может смутиться и не произойти – просто потому, что наши глаза не так уж привыкли к чудесам…

Я — не тот, кто совершает чудеса, а тот, с кем они случаются, когда им самим заблагорассудится, так что я никогда не знаю, что будет на следующей странице...

Чудеса — не кошелёк, чтобы все время оставаться у тебя за пазухой. Они приходят и уходят, заставляя нас выть от тоски по несбывшемуся, а потом снова возвращаются, когда мы их не ждём.

Когда происходит нечто мало-мальски выходящее за рамки банального бытового происшествия, основная проблема состоит в том, что мы не можем предоставить себе внятный отчет о случившемся. Внутренний монолог и так-то изрядная путаница, а уж если тема соответствующая — все, прощай разум. Поэтому бывает очень полезно рассказать о происшествии кому-то постороннему. Ну или записать — если есть соответствующий навык. Речь упорядочивает хаос, упрощает сложное, низводит невыразимое до банальности, и в данном случае это ее свойство — великое достоинство.

Что вообще называют чудесами? То, чего прежде никто не видывал, что никогда не случалось? То, что выходит за пределы нашего опыта? Что противоречит здравому смыслу? Что маловероятно или случается так редко, что такому событию нет свидетелей? (...) Исходя из моего опыта, я могу сказать: чудо узнается по той примете, что его творит Бог. Значит ли это, что чудеса не происходят с неверующими? Не значит. Потому что ум неверующего человека так устроен, что он будет объяснять чудо естественными причинами, теорией вероятности или исключением из правил. Для верующего человека чудо — это вмешательство Бога в естественное течение событий, и ум верующего человека радуется и наполняется благодарностью, когда чудо происходит.

Но всё же, как боги откликаются на молитвы? Количество молитв не счесть, а чудеса происходят крайне редко. Вероятно, боги сваливают свою работу на других.

Чудеса не происходят сами по себе, их творят друг для друга люди. И чем сильнее любовь человека, тем невероятней чудо, созданное ним.

Истинные чудеса не должны происходить внезапно, как в сказках Шахерезады. Для того чтобы произошло настоящее чудо, может потребоваться много времени, столько же, сколько на то, чтобы вырастить кристалл, изменить мировоззрение, дождаться, когда пожелтеют и опадут листья. Главное быть внимательным, чтобы ничего не пропустить.

То, что человек по слабости своей сбрасывает со счета, записывая в разряд чудес, может на деле быть логическим вмешательством высшей силы, не поддающейся определению.

В том, что природа творит чудеса, нет ничего удивительного, но увидеть своими глазами нечто чудесное, сверхъестественное и притом созданное человеческим гением, — тут есть над чем задуматься!

Невероятные вещи нельзя объяснить ничем, кроме вещей ещё более невероятных

Только я считаю, что настоящие чудеса — это не фокусы, не опыты занимательной физики. У нас в деревне на площади цыгане тоже такое выделывают... Подлинные чудеса, при виде которых господь бог улыбается от радости на небе, — эти чудеса люди делают сами, творят с помощью мужества и ума, дарованного им господом богом.

Чудес не бывает, детка! Никакой принц в тебя, конечно же, не влюбится, через пару лет из миленькой девочки ты превратишься в несвежую девицу, и закончится всё тем, что завалит тебя соседский конюх на сеновале, обрюхатит, и родишь ты ещё одну такую же замарашку-неудачницу, обречённую на метлу и грязную тряпку. Никакого чуда, Золушка. И не проси о нём, не раздражай лишний раз окружающих, вынужденных развенчивать твои детские фантазии. Чудес не бывает — в твоём возрасте пора бы это знать.

Людям недостаточно передавать истории о чудесах из уст в уста. Им недостаточно читать о чудесах в книгах. Время от времени каждому из нас надо видеть чудо своими глазами. Тут-то из пустого цилиндра и извлекается кролик — усилием совокупной воли человечества, и воля извлечь кролика из цилиндра оказывается сильнее того факта, что кролика там нет. Фокусы — единственное, что не дает иссякнуть вере. Мир стоит на фокусе... и, может статься, самый мир — только чей-то фокус: кролик из пустого цилиндра... м-да.

Немного веры — и человек способен творить настоящие чудеса. Совсем немного веры...

Знание — сила, а правильное знание позволяет человеку творить чудеса и уподобиться богу.

Может быть, для того, чтобы испытать чудо, в чудеса надо просто верить?

Некоторые люди могут прожить всю жизнь, не замечая маленьких чудес, что случаются с нами каждый день, — этих благословений, которые Бог посылает нам с небес для того, чтобы заставить нас улыбнуться, рассмеяться или растрогать до глубины души, чтобы легонько привлечь нас поближе к своему боку.

Чудо — это отступление от обычного порядка вещей, которое делает мир хоть капельку нравственнее. А если нравственнее мир не становится, то это не чудо, а фокус.

Да и вообще, если разобраться, что такое чудо? Нарушение привычного хода вещей. Когда взрослый видит, что летит бегемот, – он вызывает врача. Когда это видит ребёнок – он радуется. Поэтому при детях бегемоты летают чаще. Им нет смысла притворяться.

Чудеса, конечно, бывают, если считать чудом какой-нибудь банальный телекинез, но все главные чудеса происходят всегда медленно и постепенно. И нужны для них любовь и терпение.

— Когда просишь чуда, надо быть готовым в него поверить. А то проглядишь. — Надо еще и уметь отличать чудеса от фокусов...

Но порой, когда уже нет надежды на помощь кого-либо из нашего мира, случается чудо, и приходит кто-то из дальнего далека, и тогда остается лишь поверить в реальность Невозможного.

Какими бы мы, женщины, ни были прожженными стервами, внутри всегда ожидаем чуда.

Рождение — абсолютное и самое могущественное проявление жизни. Зачатие и рождение — явление более совершенные и прекрасные, чем любое из чудес искусства.

Когда кто-то в мире произносит «я не верю, что феи есть», где-то умирает чья-нибудь фея.

Я говорил и повторяю снова и снова: мы можем приблизиться к чуду только с помощью чисел. Ужасную бесконечность, отделяющую нас от потустороннего мира, преодолели лишь Спаситель и геометрическая кривая; жутковатая мысль, но что если они — одно?..

Я однажды слышал, как священник говорил, что только безнадежно легковерные люди не верят в чудеса.

— Папа, а как можно понять, что произошло чудо? — Чудо? — Да. — Ты это о чем? — Я думаю, что, может быть, этот снег — чудо. — Это обыкновенный снег, Джудит. — Оттуда ты знаешь? Папа сказал: — Так, я не собираюсь обсуждать это весь день. Ясно? — Но откуда ты знаешь про разные вещи, что они — не чудеса? — спросила я. Чтобы не отставать, приходилось бежать бегом. Я сказала: — Мне кажется, люди не поверят в чудо, даже если оно произойдет у них прямо на глазах, даже если им скажут, что это чудо. Они все будут думать, что это самая обычная вещь.

Мне кажется, люди не поверят в чудо, даже если оно произойдет у них прямо на глазах, даже если им скажут, что это чудо. Они все будут думать, что это самая обычная вещь.

Чудеса не обязательно должны быть великими событиями, и происходить они могут в самых неожиданных местах. Иногда чудеса бывают такими крошечными, что люди их просто не замечают. Бывают застенчивые чудеса. Они трутся о рукав, пристраиваются на ресницы. Ждут, когда вы их заметите, а потом тают.

Когда человек слышит нечто, переворачивающее все в мире вверх ногами: что хвост виляет собакой, что рыба поймала рыбака, что земля вращается вокруг луны, — проходит время, прежде чем он может всерьез переспросить, не ослышался ли он. Он еще держится за мысль, что все это абсолютно противоречит очевидной истине.

Я думаю о нательном кресте, который я носил с детства, как носят револьвер в кармане— в случае опасности он должен защитить, спасти. О фатальной неизбежной осечке. О сиянии ложных чудес, поочередно очаровывавших и разочаровывавших мир. И о единственном достоверном чуде— том неистребимом желании чуда, которое живет в людях, несмотря ни на что.

Заметь, чудо ошеломляет только в первый раз. На второй окружающие превращаются в утончённых сомелье, они хотят не просто вино, а обязательно из высокогорных регионов Италии, урожая строго определённых лет, напитавшегося солнцем.

— Если ты бог, расскажи обо мне. — Тебе тридцать лет, тебя зовут Маша, и ты нажралась до поросячьего визга. — ***нчик просто. Да-а-а, ну теперь я тебе точняк поверю. Ты меня убедил. — (Не обращая внимания, без запинки.) Ты лишилась девственности в восемнадцать лет, у тебя было десять мужиков, и только с двумя ты кончила. Один из них — с твоей работы, причём всё случилось по пьяни во время корпоратива, на офисном столе. Когда ты моешься в душе, поёшь песню «Скорпов» Still loving you, ужасно фальшивишь. В детстве ты хотела стать врачом. Твоё любимое животное — слон. Иногда ты фотографируешь свои сиськи, анонимно выкладываешь в Инет и смотришь на реакцию. (Жуткий кашель... Мужчина стучит собеседницу по спине, бармен оглядывается.) — Мда... вот почему я не люблю подобные вещи... давятся ВСЕ. — (Продолжая кашлять.) Ты... ты взломал мой аккаунт на «Одноклассниках»? —  Для меня это не составит труда, но... нет. Вот заново повторюсь: в вашем веке неинтересно демонстрировать чудо. Вспоминаю Иудею — покажу нечто, и вся толпа — вау-у-у, хором в экстазе. Дай прикоснуться, разреши поцеловать полу хитона, благослови ребёнка. А здесь? Взломал аккаунт, загипнотизировал, подсыпал что-то в напиток. Вам не скучно от собственной серьёзности? Ведь так здорово верить в чудеса. — (Щёлкая пальцами, показывая бармену на бутылку «Боржоми».) Пожалуйста, помогите. — (Участливо.) Сушняк? Налейте даме за мой счёт вон ту минералку. Спасибо. Хлебни. (Звук глотка, прерывистое дыхание.) Вода? — (С опаской.) Само собой. — Отлично. Теперь отведай снова. — (Опять кашель.) Это... это... ЭТО ЖЕ ВИНО! Ты превратил воду в вино?! Боже мой! — (Несколько усталым, снисходительным тоном.) Ну наконец-то. Попросишь автограф?

По какой-то причине человек ищет чуда, и, чтобы найти его, он способен пройти по трупам. Он измучает себя идеями, он превратится в тень, чтобы хоть на мгновение забыть ужас реальности. Он выдержит все — унижение, издевательства, бедность, войны, преступления и даже тоску, надеясь на внезапное чудо, которое сделает жизнь переносимой. И все время внутри человека щелкает неведомый счетчик, и нет руки, которая могла бы его остановить. Но во всех этих смятенных поисках и мучениях чуда нет, нет даже самого крошечного намека на какую-либо помощь извне. Есть только идеи — бледные, вымученные, изможденные, идеи, которые пьют вашу кровь, идеи, которые разливаются как желчь, вываливаются, как кишки свиньи со вспоротым брюхом.

Когда ты оказываешься в безнадежном положении, во всяком случае, которое расценивают как таковое люди с рациональным, трезвым умом, и ничего хорошего уже не ждешь, и вдруг все оборачивается как нельзя лучше, ты называешь это чудом. Есть везунчики, которые видят чудеса каждый день. Эта книга для тех, кто способен увидеть чудо, а также для тех, кто разуверился и думает, что чудеса — не для него; для всех, кто любит кошек, а также для тех, кто считает себя закоренелым «котоненавистником»; для тех, кто полагает, что «норма» и «идеал» суть одно и то же, и для тех, кто знает, что иногда отступив от того, что считается «нормальным», вы можете очень обогатить вашу жизнь.