Вы здесь

Афоризмы и цитаты о деньгах

Деньги, монеты

Лучшие в рейтинге

— Не могу понять логику поступков. Я же как привык: подарил подарок — человек радуется. Накричал — обиделась. А тут... А еще раздражает, что она ничего не просит. Я сам говорю: "Может тебе денег дать?" Она говорит: "Хочешь — дай." Вот я и даю.
— Может, поэтому и не просит?
— Может быть.

— Как только однажды у тебя появляются деньги, все в твоей жизни уже не проблема.
— Поверь мне, когда у тебя нет денег вся твоя жизнь одна большая сплошная проблема!

В «счетной комнате» работали наши люди. Их задачей было «выдаивать» оттуда как можно больше денег; они занижали суммы, прятали чеки, иногда тащили прямо из ящика. <...> Обратите внимание: никто ничего не замечает. Взгляды всегда обращены в другую сторону. Они заняты. Они считают деньги. Их нельзя отвлекать! Боже упаси, еще ошибутся, и забудут украсть!

— Объясни мне, отчего ты решил, что цена на свинину ещё больше упадёт?
— Сейчас Рождество — все взволнованы.
— Ну сейчас-то можно уже начать покупку?
— Охота попасть на бабки — флаг в руки.
— Что ты имеешь в виду?
— Ладно. Цена на свинину падает с самого утра. И все ждут наинизшего предела, чтобы купить дёшево. Держатели свиных акций думают сейчас так: «Эй, мы теряем наши денежки, а Рождество уже близко...», «Я не смогу купить сыну трансформера «Скорая Помощь»...»,»... а моя благоверная выставит меня из спальни, проверив мой кошелёк...». Все они в панике. Кричат: «Продавай! Продавай!» Им неохота терять все свои деньги. Они уже сейчас бьются в панике. Я это ощущаю. Посмотрите на них.
— Он прав, Мортимер.

Своеобразный характер материала, с которым имеет дело политическая экономия, вызывает на арену борьбы против свободного научного исследования самые яростные, самые низменные и самые отвратительные страсти человеческой души — фурий частного интереса. Так, высокая англиканская церковь скорее простит нападки на 38 из 39 статей ее символа веры, чем на 1/39 ее денежного дохода. В наши дни сам атеизм представляет собой culpa levis [небольшой грех] по сравнению с критикой традиционных отношений собственности.

Мало иметь мужа-миллионера. И важно здесь не второе слово, а первое. Пусть он будет миллиардером — или пусть будет нищим. Это пустяки! Важно другое. Чтобы ты любила — и любили тебя. А если этого нет дома — рано или поздно ты пойдешь искать свою любовь на стороне. Ко всеобщему горю.

... Наклонив голову к окну, он поглядел на стоянку. Там белела крыша купленного им месяц назад белого «мерседеса» второй свежести, который уже начинал понемногу барахлить. Вздохнув, он поменял местами «с» и «d». Получилось «merdeces». Правда, — поплелась его мысль дальше, — где-то начиная с пятисотого или, пожалуй, даже с триста восьмидесятого турбодизеля это уже не имеет значения. Потому что к этому моменту сам становишься таким говном, что ничего вокруг тебя уже не испачкает. То есть говном, конечно, становишься не потому, что покупаешь шестисотый «мерседес». Наоборот. Возможность купить шестисотый «мерседес» появляется именно потому, что становишься говном...

Лет десять назад новая пара кроссовок, привезенная дальним родственником из-за бугра, становилась точкой отсчета нового периода в жизни — рисунок подошвы был подобием узора на ладони, по которому можно было предсказать будущее на год вперед. Счастье, которое можно было извлечь из такого приобретения, было безмерным. Теперь, чтобы заслужить право на такой же его объем, надо было покупать как минимум джип, а то и дом…Инфляция счастья.

Контингент обычный — молодые люди. За их «наплевать» скрыты все семь смертных грехов. Они только делают вид, что им на все наплевать. Это такая гордость: «Да, денег у нас нет, да, будущего у нас нет, да, мы несчастны, но нам на все это наплевать!» А на самом деле, они отчаянно хотят денег. Деньги — это их счастье: жрачка и секс. Чревоугодие и похоть. Все, о чем бы они ни говорили, сводится к деньгам. А деньги – к жрачке и сексу. Это — алчность. Их зависть к детям «богатых и знаменитых» язвительна. Они ненавидят всех, кто может удовлетворить любую свою фантазию. Их фантазия — чревоугодие и похоть. Они ненавидят своих бедных родителей за то, что они бедные. Они ненавидят своих учителей, которые говорят им, что не в деньгах счастье. Они ненавидят своих друзей, которые не могут дать им денег. Они ненавидят сами себя за то, что у них их нет. Чаша гнева этих заблудших душ переполнена. Но они не хотят работать и зарабатывать. Деньги должны упасть им в руки. Лень.

– Тереза считает, что ради денег каждый готов на все, что угодно, – сказал молодой доктор скучным голосом, каким обычно произносят прописные истины. – Верно. Точно так же рассуждает и ее брат. – Чарлз сам, вероятно, готов на что угодно ради денег.

Лучше я буду на обед покупать себе сникерс, чем буду посасывать писю за то, чтобы позволить себе купить сережки. Нет, это абсолютно не моя история.

Вот так вот просто белый ангел дал мне деньги и сказал: «Хочешь? Попробуй!» Вот клянусь, ничего не делала, ничего не давала ему взамен. Просто пришла вот так вот и сказала, что у меня есть бизнес-идея.

Первый миллион я заработала в Петербурге, когда работала хостес в клубе. Это вообще сумасшедшая история

Деньги — последний друг, верный до конца.

— С деньгами-то проблем нет?
— Жена, двое детей; разве в этом уравнении есть место деньгам?

Деньги — самое абстрактное и «безличное» из всего того, что существует в жизни людей.

Я слишком поздно понял, чтобы заработать миллон честно, нужно столько же извилин, чтобы заработать его нечестно. А чтобы надуть человека, сегодня нужен патент.

У меня нет особых предпочтений. Я предпочитаю пять долларов трем долларам. Вот, пожалуй, и все.

— Как вы заработали свой первый миллион?
— Молча.
— Всмысле?
— Ну, я промолчал и мне дали миллион.
— А второй?
— Я рассказал.
— Скажите, но у вас сейчас 20 миллионов.
— Я всё рассказал.

— Вас невозможно встретить ни на какой тусовке — принципиально туда не ходите?
— Тут никакого принципа нет, просто противно. Не люблю этого...
— Ярмарка тщеславия?
— Понимаете, когда кичатся украденными деньгами или когда в нищей стране хвастают, может быть, даже праведно заработанными — по-моему, это неприлично, и зачем же я буду в этом участвовать?

Я покажу тебе. Когда у них кончатся деньги, эти цивилизованные люди съедят друг друга. Я не монстр. Я вижу их насквозь.

— Какой из человеческих пороков кажется тебе самым отвратительным?
— Отсутствие денег.

За деньги можно купить многое: дом, но не очаг; секс, но не любовь; положение, но не уважение; икону, но не веру; священника, но не Бога; место на кладбище, но не на небе.

— Я бы хотел обсудить с тобой пару... небольших изменений в политике нашего клуба.
— Например?
— Я бы хотел, чтобы ты занималась с клиентами сексом за деньги.
— Что!? Это совершенно незаконно, Тодд.
— Да брось, ты же никому не скажешь. К тому же мне нужно как-то соперничать с ублюдками, которые открылись через дорогу.
— Ты про магазин «Apple»?
— Да, они разоряют нас!

— Так что же он, в Москву без денег приехал?
— Слушай, какой моральный человек в Москву без денег приедет? Ресторан сходил, туда-сюда, все деньги и кончились!

— 8 премий Пибоди, Пулитцера, 16 Эмми. Мне прострелили руку в Боснии. Я вытаскивал Колина Пауэлла из горящего джипа. Клал влажную салфетку на лоб матери Терезы во время эпидемии холеры, обедал с Диком Чейни…
— Вы пришли из-за денег.
— …Именно так.

Мастера не должны расплачиваться между собой деньгами. Деньги ничто по сравнению с тем, что мастера дают друг другу.

— Крутятся эти миллиарды, крутятся, и все мимо нас.
— Это ты мимо них. Что такое денежный оборот знаешь? — Показываю наглядно:
Зэки дали тебе на подарки к новому году, так? Карманники у тебя их свистнули и вложили в какой-то мутный банк под проценты, так? Банкиры все уперли из банка, а себя объявили банкротами. Рекетиры наезжают на банкиров, забирают деньги себе. Деньги идут на общак в зону, зэки отдают их тебе на подарки к новому году. Деньги работают!

— Мои поздравления! 10000 бад твои! Ждём тебя завтра. 20 процентов — это мне, 2000 бадов — налоги, 1000 — плата за вход и ещё одна за шоссе.
— За шоссе?
— Да!
— Какое шоссе?
— Нужно платить.

Мне нравится зарабатывать деньги. Нет, не так. Во-первых, я — мужчина… Я должен зарабатывать деньги. Не кому-то должен, а природа меня таким создала. Второе — каждому нравится заниматься тем, что у него получается. Мне кажется, что пока в бизнесе у меня получается. И мне это нравится. Третье — у меня есть какие-то цели. Например, иметь лучшую в России детскую футбольную школу.

Не надо пробовать всем зарабатывать деньги с помощью бизнеса — каждый должен зарабатывать деньги тем, к чему у него склонность.

Но кто сказал, что счастье заключается только в деньгах? Чистая совесть тоже чего-нибудь да стоит.

Половину денег Полина торжественно отправила маме, чтобы та наконец успокоилась: если ее дочку и распродают на органы, она, по крайней мере, в доле.

Моя память хранила тысячи заклинаний, но самым эффективным из них было, есть и будет слово «деньги». Оно воскрешает мертвых, исцеляет живых и является сильнейшим противоядием категорическому «нет».

Примитивная ведь, в сущности, публика, все эти веселые «золотые» ребята, то же самое быдло, только с деньгами.

Вот все вокруг говорят, что деньги могут все, что деньги – это свобода, деньги – это власть, а ведь ничего подобного! И окажись ты где-нибудь далеко от цивилизации, они тебя не накормят, не напоят, не дадут ночлега и не выведут из чащи.

Знаешь, я вдруг понял, что деньги мне, по большому счёту, и не нужны… Да что там «по большому счёту»! Они мне просто не нужны. Я всё равно не могу купить на них ничего, что доставит мне радость, что раскрасит мой чёрно-белый, точнее, грязно-серый мир, что вернёт мне былую возможность видеть жизнь с разных, а не только с самых худших сторон.

Вы никогда не задумывались о том, что счастливые воспоминания для человека гораздо дороже, чем всё, что куплено за деньги? Наличность, счета, собственность, бизнес — всего этого можно лишиться… А можно и вообще не иметь. Но воспоминания о прошлых светлых минутах, часах, днях могут сделать счастливым даже того, у кого ничего больше нет.

Любовь – единственный трон, на который редко восходят короли. Он гораздо чаще достается бедным и нищим, чем богатым и привилегированным. Таков закон равновесия. Кому – деньги, а кому – чувства.

Деньги – пусть и хороший способ разрешения значительного числа проблем, но отнюдь не панацея от всех невзгод. Сколько богатых людей живут, даже не зная, что такое счастье.

Неужели, вы все ещё думаете, что все в этой жизни можно купить? За деньги, да ещё в разумных пределах?

Когда у человека есть деньги, у него нет проблем ни с жильем, ни с вещами. Но автоматически появляются другие проблемы, например, с другими людьми или собственной душой.

Если девушка уже при первой встрече начинает клянчить у тебя деньги на такси и жалуется, что ей не на что жить. Значит, ей от тебя нужен только кошелек.

Добро — это накормить голодного. Это — каждый день помогать одинокому человеку, живущего по соседству. Это — дать денег на лечение больного ребенка. Конкретного ребёнка, которому именно ты заглянешь в глаза. А не переводить деньги на «благотворительность». Всё равно разворуют.

«Деньги – это свобода», – любит говорить Локки. Хотя видал я людей побогаче самого фартового трикстера – и при этом запертых в своих тесных, страшноватых мирках. А Сенека – это такой древнеримский блоггер – вообще однажды загнул, что все мы рабы своих привычек и страстей. Мощный был философ! Хотя плохо кончил – так страстно стриг бабки с бюджета, что даже у Нерона лопнуло терпение. По мне – не правы и Локки, и Сенека… И Нерон, конечно! Свобода и деньги – категории параллельные. Помню, как волшебно, офигительно бывал я свободен без гроша в кармане, гуляя самыми погаными закоулками Нижегородской Зоны…

Зелененькие! — сказал он нежно, и во взгляде его появилось благоговение. — Чего только на них не купишь.

Сняв башмаки, чтобы не мешать другим заключенным, Дикки полночи прошагал по камере, проклиная свое безденежье и причину его, какова бы она ни была. Он отлично знал, что деньги сразу купили бы ему свободу.

Анчурийским властям не свойственно горевать о том, что нельзя воротить. Источников дохода у них сколько угодно; любой час дня и ночи — самый подходящий для выкачивания средств. Правительство поступило мудро: оно немедленно стал пополнять дефицит — повысило ввозные пошлины и намекнуло ряду богатых граждан, что посильные пожертвования с их стороны будут расценены как проявление патриотизма.

Ни одной минуты времени нельзя купить за наличные; если б было можно, богачи жили бы дольше других.

Я всегда стою за деньги. Я прочел всю энциклопедию насквозь: все искал чего-нибудь такого, чего нельзя купить за деньги; так на той неделе придется, должно быть, взяться за дополнительные тома.

Попасть в дурную компанию человек может в двух случаях жизни — когда он без гроша и когда он богат.

Ведь вся наша жизнь, то, что мы делаем и что происходит с нами, — это трение, верно? — произнес он. — Каждый день мы идем вперед и пробиваем себе дорогу… <...> Работа, жена, уличное движение, счета, всё это… <...> Так вот, всякие житейские трудности — это трение. Оно нас тормозит. <...> Как только человек утром встает с кровати, на него начинают давить всевозможные проблемы, — продолжил он. — Деньги облегчают его положение. Они вроде смазки, которая ослабляет трение.

Но, увы, деньги имеют свойство липнуть друг к другу, собираясь в крупные состояния, и в конце концов образуются огромные скопления, которые обычно называют богатством. И в этом виноваты не только люди. Спросите любую однодолларовую банкноту, и та скажет вам, что предпочитает находиться в обществе не таких же купюр, как она сама, а стодолларовых. Лучше быть десятью долларами на счете миллиардера, чем рваной и грязной бумажкой достоинством в один доллар в дырявом кармане бедняка.

Незнайка спросил, почему лунные астрономы или лунологи до сих пор не построили летательного аппарата, способного достичь внешней оболочки Луны. Мемега сказал, что постройка такого аппарата обошлась бы слишком дорого, в то время как у лунных ученых нет денег. Деньги имеются лишь у богачей, но никакой богач не согласится затратить средства на дело, которое не сулит больших барышей. — Лунных богачей не интересуют звезды, — сказал Альфа. — Богачи, словно свиньи, не любят задирать голову, чтоб посмотреть вверх. Их интересуют одни только деньги!

— К чему же богачам столько денег? — удивился Незнайка. — Разве богач может несколько миллионов проесть? — «Проесть»! — фыркнул Козлик. — Если бы они только ели! Богач ведь насытит брюхо, а потом начинает насыщать свое тщеславие. — Это какое тщеславие? — не понял Незнайка. — Ну это когда хочется другим пыль в нос пустить.

... у кого есть деньги, тот и на Дурацком острове неплохо устроится. За денежки богатей выстроит себе дом, в котором воздух хорошо очищается, заплатит врачу, а врач пропишет ему пилюли, от которых шерсть отрастает не так быстро. Кроме того, для богачей имеются так называемые салоны красоты. Если какой-нибудь богатей наглотается вредного воздуха, то скорей бежит в такой салон. Там за деньги ему начнут делать разные припарки и притирания, чтоб баранья морда смахивала на обыкновенное коротышечье лицо. Правда, эти припарки не всегда хорошо помогают. Посмотришь на такого богача издали — как будто нормальный коротышка, а приглядишься поближе — самый простой баран.

— Я тогда на завод поступил и зарабатывать стал прилично. Даже на черный день начал деньги откладывать, на тот случай, значит, если снова вдруг безработным стану. Только трудно, конечно, было удержаться, чтоб не истратить денежки. А тут все еще стали говорить, что мне надо купить автомобиль. Я и говорю: зачем мне автомобиль? Я могу и пешком ходить. А мне говорят: пешком стыдно ходить. Пешком только бедняки ходят. К тому же автомобиль можно купить в рассрочку. Сделаешь небольшой денежный взнос, получишь автомобиль, а потом будешь каждый месяц понемногу платить, пока все деньги не выплатишь. Ну, я так и сделал. Пусть, думаю, все воображают, что я тоже богач. Заплатил первый взнос, получил автомобиль. Сел, поехал, да тут же и свалился в ка-а-ах-ха-наву (от волнения Козлик даже заикаться стал). Авто-аха-мобиль поломал, понимаешь, ногу сломал и еще четыре ребра. — Ну, а автомобиль ты починил потом? — спросил Незнайка. — Что ты! Пока я болел, меня с работы прогнали. А тут пришла пора за автомобиль взнос платить. А денег-то у меня нет! Ну мне говорят: отдавай тогда авто-аха-ха-мобиль обратно. Я говорю: идите, берите в каа-ха-ханаве. Хотели меня судить за то, что автомобиль испортил, да увидели, что с меня все равно нечего взять, и отвязались. Так ни автомобиля у меня не стало, ни денег.

Он думал о положении провинциальных актрис. Самолюбие женщины страшно раздражено на этом поприще. Туалет есть часть её славы; а небольшого жалованья недостанет даже и на мытьё тонкого белья!

Грош у новейших господ Выше стыда и закона; Нынче тоскует лишь тот, Кто не украл миллиона. Бредит Америкой Русь, К ней тяготея сердечно...

У всего и всех существует своя цена, не всегда она измеряется только деньгами! Тебе может не хватить миллионов, в то время как достаточно будет лишь одного человеческого поступка.

В Китае в деревнях — двести семьдесят миллионов человек, но только сто миллионов живут за счет земли. На остальных — а это сто семьдесят миллионов — ее не хватает. Из них миллионов девяносто работают в местной промышленности, и восьмидесяти миллионам приходится искать счастья в больших городах. Наплыв этой лишней рабочей силы называли тогда в Китае «Слепым потоком». Потом, правда, переименовали в «Народное течение». Хотя «Слепой поток», мне кажется, больше подходит — люди бредут в потемках на маячащий впереди лучик света. Так светят деньги.

... Как пример того, что в мире нет людей, достойных доверия. Вероятно, ответ мой показался вам, стремящемуся вперёд, в глубь мира идей, неудовлетворительным; показался, может быть, устаревшим. Но для меня это был ответ жизни.

Нынешняя молодёжь знает лишь, как тратить деньги, и совершенно не думает о том, как их приобретать.

... История знает немало примеров того, как один сумасшедший творит с помощью силы, денег и власти страшные безобразия, и все считают его великим человеком. Странно все это и как-то непонятно.

Если деньги, власть и красноречие могли бы привлекать к себе сердца людей, тогда люди, наверно, больше всех любили бы ростовщиков, полицейских и университетских профессоров.

Деньги, друг, деньги! При виде денег любой благороднейший человек превращается в злодея.

Жадность для мужика губительна только в двух случаях. Денег нельзя жалеть на еду. Это первое. И когда речь идет о женщине, расчет и экономия должны перестать для тебя существовать! Это второе. Никакие деньги не вернут тебе то, что ты можешь потерять вместе с любовью женщины…

Меня всегда поражало количество людей, которых астрономические доходы превращают в совершенных лакеев, все усиленнее лебезящих перед клиентами и работодателями и все больше пожираемых страстью к наживе.

Старуха, видевшая, как вышел Люлю, высокомерно посмотрела на девушку: в её взгляде презрение простого человека к низости сочеталось с почтительным отношением к деньгам.

— Понимаешь, как дело доходит до денег, он настоящий садист: любит, когда их просят у него, унижаются и чтобы человек при этом испытывал мучительную неловкость...

— Какого черта ты носишь при себе пять тысяч долларов? — Вообще-то восемь. На сегодня у меня были большие планы. Проститутки и наркота недешевы, но, полагаю, принесение в жертву животных должно помочь. С днем рождения тебя. — Спасибо, — с невозмутимым видом ответила я.

Женщина, отказавшая миллиону, поздно или рано раскается, и горько раскается. Сколько прелестей в миллионе! наряды, подарки, вся утонченность роскоши, извинение всех слабостей, недостатков, уважение, любовь, дружба... вы скажете: это будет все один обман; но и без того мы вечно обмануты, так лучше быть обманутым с миллионом.

У них и рай и ад, всё на весах, И деньги сей земли владеют счастьем неба, И люди заставляют демонов краснеть Коварством и любовью к злу! У них отец торгует дочерьми, Жена торгует мужем и собою, Король народом, а народ свободой

Разумный кредитор помогает должнику выйти из стеснённых обстоятельств и в вознаграждение за свою разумность получает свой долг. Неразумный кредитор сажает должника в острог или непрерывно сечет его и в вознаграждение не получает ничего. Рассудив таким образом, глуповцы стали ждать, не сделаются ли все кредиторы разумными? И ждут до сего дня.

Нет опаснее человека, которому чуждо человеческое, который равнодушен к судьбам родной страны, к судьбам ближнего, ко всему, кроме судеб пущенного им в оборот алтына.

... деньги, как это ни удивительно, приносят людям большие огорчения. Но как это бывает — мы не беремся утверждать. Быть может, это происходит от злосчастного свойства денег, а быть может, и наоборот — от горестных сторон наших, в сущности, неважных характеров. Но, быть может, одно влияет на другое и как-нибудь такое взаимно действует.

А ведь посмеются над нами лет через триста! Странно, скажут, людишки жили. Какие-то, скажут, у них были деньги, паспорта. Какие-то акты гражданского состояния и квадратные метры жилищной площади...