Вы здесь

Афоризмы и цитаты об одиночестве

Мудрые

Орлы летают одиноко, бараны пасутся стадами.

Грустные

Классные

Ходячее противоречие? Я окружен людьми и при этом чувствую себя одиноким. Я требую хоть немного нормальности, но когда получаю ее, я словно не знаю, что мне с ней делать, я больше не знаю, как быть нормальным человеком.

Лучшие в рейтинге

Ты счастлива, возлюбленная жена, скажи мне? Почему я замечаю в твоих глазах печаль и усталость? Знаешь, просто хочется счастья, и я иду на работу, чтобы ты могла съездить на море, ты так давно хочешь на море. Я иду на работу, день за днем оставляя тебя в одиночестве, в путанице проблем и забот, о которых ты научилась молчать, чтобы не портить то короткое время, отведенное нам побыть вдвоем. Но иногда мне становится очень страшно, что на долгожданное море в итоге приедут два чужих и малознакомых друг другу человека.

Я пропитана, вся пропитана алкоголем и сигаретами, одинокие спят одетыми, а бывает и неумытыми.
А бывает, совсем не спят они, на постелях своих распятые, и баюкают, будто спятили, телефонные номера.
Эти судороги сердечные — бесконечные, бесконечные, никакого вам нах*й завтра, никакого в п*зду вчера.

На сердце у тебя лежит дума такая, что яснее солнышка красного, милее вешнего дня, светлее ключевой воды да и крепче камня горючего. Искал ты её с молодой девицей, искал с вещей чаровницей, искал и с острыми мечами, ратными полками. Да не нашёл! Так не грусти, голубь, что и девицу ты потерял, и чаровницу, и мечи, и полки. За сердечной думой своей не полком ходят, а только в одиночку.

Мысль, что я абсолютно один, сводит меня с ума. Это как роды. Все обрезано. Все отделено, вымыто, зачищено; одиночество и нагота. Благословение и агония. Масса пустого времени. Каждая секунда наваливается на вас, как гора. Вы тонете в ней. Пустыни, моря, озера, океаны. Время бьет, как топор мясника. Ничто. Мир. Я и не я.

Иногда безнадежность хватала меня за горло, тогда я одевался и уходил. И время от времени забывал возвращаться. Тогда я чувствовал себя несчастнее, чем раньше, потому что знал: она ждет меня и ее большие печальные глаза устремлены вдаль. И я возвращался как человек, у которого есть долг. Ложился на кровать, а она ласкала меня; я изучал морщинки у ее глаз и корни ее волос, где пробивалась рыжина. Лежа так, я часто думал о той, другой, которую любил, думал: вот бы она лежала рядом со мной… Те долгие прогулки я совершал триста шестьдесят пять дней в году! – и вновь повторял их в мыслях, лежа рядом с другой женщиной. Сколько раз с той поры я прокручивал в голове эти прогулки! Самые грустные, унылые, мрачные, бесцветные, безобразные улицы, когда либо созданные человеком! В душе отзывалось болью мысленное повторение тех прогулок, тех улиц, тех несбывшихся надежд. Есть окно, да нет Мелизанды; сад тоже есть, да нет блеска золота. Прохожу опять и опять: окно всегда пусто. <...> Те же дома, те же трамвайные пути, все то же. Она прячется за занавеской, она ждет, когда я пройду мимо, она делает то или делает это… но нет ее там, нет, нет, нет. <...>

Быть может, великая заповедь «понять человека — простить человека» равносильна подпольной мудрости «лги людям»? Но мы же знаем, что ложь противоречит самой сути природы, которая не способна лгать. Если температура поднимается, камень расширяется. Он не способен не расширяться, потому что лишен способности лгать. Человек лгать способен. Тогда получается, что мы, может быть, и вершина природы, но и исчадие ее, мы — нечто, противоречащее сути. И если бы я принимал участие в конкурсе на определение того, что такое «человек», в конкурсе, который продолжается без всякого успеха уже десять тысяч лет, то предложил бы такую формулировку: «Человек — существо, обладающее способностью лгать и не могущее существовать без этой способности, ибо обречено на страх перед одиночеством». Именно страх перед одиночеством вынуждает нас лгать и терпеть чужую ложь и на пароходе, и в космосе, и в семье.

Я выла. Беззвучно. Не плача. Выла, потому, что в этом мире у меня больше никого не осталось… …только что ушёл в хаос единственный, кто любил меня не за что-то, а вопреки всему… …князь, который так любил свою дочь, что убил смертного, в чьём сердце долг пересилил любовь…

Быть потерянным и одиноким — это одно, но когда окружающие видят, что ты потерянный и одинокий, — это совсем другое.

Сейчас так сложно в таком огромном городе, в таком огромном мире, где так много людей, найти одного единственного человека, который будет тем самым. Все бегут мимо, все спешат, все скупают модные вещи, чтобы потом в них пройти по улице с высокомерным взглядом. Люди работают по сорок часов в неделю, а оставшиеся сто тридцать пять часов спят, едят и подыхают от тоски в своих душных, бетонных квартирах, среди ненужного мусора и бесполезных вещей.

Одиночество, как наркотик, ибо вызывает зависимость.

В одиночестве, только собственными силами, в поте лица своего, пока не поздно, надо разрешить загадку, достичь полной готовности к смерти или уйти из этого мира в отчаянии.

Я искал наслаждений, но что я нашел,
кроме бед и забот, кроме горя и зол?
Горький труженик, я ничего не добился.
Разве я хоть подобье покоя нашел?
Обратился я к вере, отшельником стал.
Мимолетные блага ценить перестал.
Суеты и страстей сторонюсь, как заразы.
Прозевал свое счастье, удачу проспал.
Я мираж догонял, выбивался из сил.
Я за каждую радость печалью платил.
От услады любой я испытывал горечь,-
видно, в детстве еще я отраву вкусил.
Что мне дружба — усталое сердце болит,
даже друг одиночества не отдалит.
Жизнелюбы, увы, кроме гибели скорой,
вам безжалостный рок ничего не сулит.
Я гляжу в глубину моей горькой души,
постигаю себя в одинокой тиши.
Что дороже смирения и бескорыстья?
Эти блага бесценны всегда хороши.
Удовольствуюсь малым — достойный удел.
Удаляюсь от всех человеческих дел
Воздержание — вот добродетель и разум.
Очищение душ — в обуздании тел.
Жизнь изведав, соблазны давно одолев,
укротив даже зверя по имени Гнев,
предпочел я пустыню шумливому рынку,
все живое отринув, забыв и презрев.

Нет звука громче, чем молчание телефона.

Я не читаю много, но когда я действительно читаю, то читаю внимательно.
У меня нет времени, чтобы перевести то, что я понимаю, в форму разговора.
Я исчерпал все разговоры, когда мне было девять лет.

Я в дом пустой
Вошёл
И покурил немного...
Мне захотелось
Одному побыть.

В счастье, как и в горе, человек одинок.

But though I'll gladly trace these scenes with thee,
Yet the sweet converse of an innocent mind,
Whose words are images of thoughts refin'd,
Is my soul's pleasure; and it sure must be
Almost the highest bliss of human-kind,
When to thy haunts two kindred spirits flee.

Как скорлупа, разбитая снаружи,
Родимся мы.
И каждый не готов
К рукам зимы, к глазам консольных ружей.
И каждый слаб.
И каждый стоит слов.
Мы в наших комнатах растем, живем и дышим,
Где стены правы — стены говорят,
Нас повторяя, проявляя лишней
Строкою мебели, строкой на новый лад.
Нам закричать бы, голос к небу вскинуть,
Нам все сказать, пока слова крепки.
А, впрочем, нет.
Не так все очевидно:
Не мы, но нами время говорит.
Оно глаголит.
Девушка-записка.
Мужчина-книга, пахнет лист спиртным.
И каждый сам уже итог и смысл.
И каждый — слово.
Но неизречим.

Одиночество — это когда те, кого ты любишь, счастливы без тебя.

Когда мы одиноки, нам хочется найти правильного человека, чтобы засыпать с ним и просыпаться, но мы все такие суки, что, получив это, начинаем хотеть чего-то другого.

Принцесса, дражайшая Мари, дитя мое, если сегодня я отважился вам написать, как в свое время отважился вас полюбить, то от того лишь, что прежде, чем похоронить себя в тиши Мокомбо, я должен сослужить вам последнюю службу. Я боюсь за вас, мадам. Мне выпало счастье столько долгих часов наблюдать за вами, так кто лучше меня знает вас? Кто лучше меня знает, как вы невинны? Никогда не предлагали свое общество, всегда держались в тени, ожидая, когда к вам обратятся. Вас терзали скандалы, излилы, принуждения. Вы брели по жизни в одиночестве, как паломник во мраке. Не обманитесь в своей звезде, Мари. Я знаю, где она — на длину ладони выше созвездия Дельфина, за которым мы вместе наблюдали. Я дал ей ваше имя. И у меня есть причина верить, что она ваша. Когда я рассказываю ей о своих горестях, она гаснет.

— Куда вы сейчас?
— Надо найти какую-нибудь квартиру.
— Примите совет опытного одиночки: будьте осторожны при выборе квартиры. Отныне она станет вашим лучшим другом, если не единственным. Когда мужчина остаётся один, он хватается за первую попавшуюся квартиру, а оказывается, что она выглядит не лучше, чем камера смертников на Борнео.

Над озером расстилался туман, проходя прямо через мое тело, скользя по лицу. Он знал, что я был совсем один, сейчас я это чувствую. Вода — это одеяло, и оно удерживает меня внизу. Сегодня я тону в холодной черной глубокой жидкой ночи. Все остальное — просто размытые говорящие лица. Они поедают меня, они меня бьют, они помогают мне утонуть.

Мы рабы судьбы, чар, королей и безрассудных людей, в чьём яде обитает  болезнь. Так чары мака могут усыпить нас, и мы уснем мёртвым сном. А когда этот сон кончится, мы проснемся в вечности и исчезнем. Умрёт сама смерть.

Я всегда думала, что во время нашего вынужденного одиночества надо получать удовольствие от того, что мы одни. Но главное — во всём знать меру, ведь есть опасность, что тебе настолько понравится быть одной, что ты упустишь свой шанс встретить классного парня.

Способность любить и хорошо переносить одиночество – показатель духовной зрелости. Все самое лучшее мы делаем, когда находимся в одиночестве.

Плохо переносит одиночество тот, кто противен сам себе. Он идет в общество и думает, что другим он не будет противен. Глубокое заблуждение!

Одиночество для человека, как вода для кита, а общение — как кислород. И если от одиночества нельзя избавиться, то его следует использовать.

Или, например, вы чувствуете себя очень одиноко, и вам кажется, что, когда вы встретите родственную душу, ваше одиночество на этом закончится. Ничуть не бывало. Почему? Потому что если вы одиноки, то встретите такого же одинокого человека и ваше одиночество будет помножено на два.

Одиночество  — это не то, что вы никому не нужны, ваш телефон молчит, вас никто не любит, вы невостребованы... Одиночество  — это ощущение внутренней пустоты. Одиночество  — в первую очередь о том, что вы не нужны только одному человеку: самому себе  — и поэтому и другим неинтересны.

Поздно я возвращался домой. Приходил обвеянный духом полей, свежий, как дикий цветок. В складках своей одежды приносил запах полей, как ветхозаветный Исав. Спокойный, одинокий, садился где-то на крыльце пустого дома и смотрел, как строилась ночь.

Не бойтесь остаться в одиночестве. Не бойтесь, что такой любви больше не случится. Если будете личностью  — свободной и независимой,  — ещё обретёте своего человека. А будете трусить  — потеряете того, кого уже встретили и полюбили.

Ты жутко боялась остаться одна, состариться без мужа, без семьи, поэтому произносила речи о скуке и однообразии семейной жизни, в защиту свободы и приключений.

У морфиниста есть одно счастье, которое у него никто не может отнять, — способность проводить жизнь в полном одиночестве. А одиночество — это важные, значительные мысли, это созерцание, спокойствие, мудрость...

Встречая на своем пути опасные признаки близости очередного огромного, противного, волосатого, вонючего, в общем, предвидя наступление Ужасного дня, просто налейте стаканчик рому.

Я часто думаю о том, почему я тогда так жестко к себе относилась. Наверное, это было связано с моим отцом. С постоянным ощущением собственного одиночества. Я свято верила в то, что самодисциплина дает ответы на все вопросы и подсказывает выход из любой ситуации. Я верила, что самодисциплина была ключом и к красоте тоже.