Вы здесь

Афоризмы и цитаты Осуждение

Если вы измеряете свой успех мерой чужих похвал и порицаний, ваша тревога будет бесконечной.

Тебе не нужно осуждать то, что у тебя есть.

По мере того, как слабеет память, похвалы, которые нам когда-то расточали, стираются, а проклятия остаются. И это справедливо: похвалы редко бывали заслуженными, тогда как проклятия бросают некоторый свет на то, чего раньше мы о себе не знали.

…нельзя судить обо всех со своей колокольни, как, например, о бегемотах или о черепахах, которые просто не такие, как все.

... что такое правда? Когда дело касается женщины, правда — это то, во что легче всего поверить.

Глупо и опрометчиво судить, велика ли вещь или мала, когда не имеешь мерки для сравнения.

Подумайте, что судьями будут, с одной стороны люди ветреные, несклонные верить в добродетель, которой им не обнаружить в своей среде, а с другой — злонамеренные, которые станут делать вид, что не верят в неё, чтобы отомстить вам за то, что вы ею обладаете.

А я говорю, что как святой и праведный не может подняться выше самого высокого, что есть в каждом из вас, так и злой и слабый не может пасть ниже самого низкого, что также есть в каждом из вас. И когда один из вас падает, он падает за тех, кто позади, чтобы те не споткнулись о камень. Да, но он падает из-за тех, кто впереди, кто, хоть и силен в ногах и проворен, все же не убрал камень с дороги.

Насколько я понимаю, Святая церковь учит, что есть два мира: тот, который мы видим, слышим и осязаем, и другой, неземной — мир рая и ада. Барнард и Стокс были... Как бы это выразиться... Теологи-отступники, утверждавшие, что существуют множество других миров, подобных нашему, — не ад и не рай, а материальные и грешные миры. Они рядом, но невидимы и недоступны. Святая церковь, естественно, осудила эту мерзкую ересь. Барнарда и Стокса заставили замолчать.

Судить — за что? Он когда-нибудь кого-нибудь обижал, кроме кабанов, оленей и лисиц, на которых охотился? Или Совет, что будет его судить, состоит из лисиц?

Грехи других судить вы так усердно рвётесь, начните со своих и до чужих не доберётесь.

Так вот, послушай, что я тебе скажу: будь очень осторожен в суждении о людях. Если даже своими глазами видишь, что кто-нибудь поступает плохо, — не считай, что ты непременно прав. Когда дело касается человека, тут нужна большая чуткость! Ты уж меня извини, но я должен тебе сказать — я тебя уважаю, поэтому и решаюсь тебе сказать: неправильно, глупо осуждать людей за то, что они такие, как есть.

Библиотекарь посмотрел на него взглядом, который обычно приберегают для людей, задающих вопросы типа: «Что плохого в геноциде?»