Вы здесь

Афоризмы и цитаты о России

День тишины перед выборами в России объявляют для того, чтобы не объявлять минуту молчания после.

Я говорю об Англии с такой же завистью, с какой говорит уличный мальчишка, имеющий мать-потаскуху с проломленным носом, о приличной барыне — матери своего случайного друга-барчука.

В конце 1917 года Россия пережила такой всеобъемлющий крах, какого не знала ни одна социальная система нашего времени. Когда правительство Керенского не заключило мира и британский военно-морской флот не облегчил положения на Балтике, развалившаяся русская армия сорвалась с линии фронта и хлынула обратно в Россию — лавина вооруженных крестьян, возвращающихся домой без надежд, без продовольствия, без всякой дисциплины. Это было время разгрома, время полнейшего социального разложения. Это был распад общества. Во многих местах вспыхнули крестьянские восстания. Поджоги усадьб часто сопровождались жестокой расправой с помещиками. Это был вызванный отчаянием взрыв самых темных сил человеческой натуры, и в большинстве случаев коммунисты несут не большую ответственность за эти злодеяния, чем, скажем, правительство Австралии. Среди бела дня на улицах Москвы и Петрограда людей грабили и раздевали, и никто не вмешивался. Тела убитых валялись в канавах, порой по целым суткам, и пешеходы проходили мимо, не обращая на них внимания.

Оруэлл написал пародию на то, что существовало уже при нем. Он описал идеально действующий тоталитарный механизм, который в живом человеческом обществе существовать просто не может. Если взять Советский Союз, то его население проявляет лишь некоторое внешнее послушание режиму и в то же время абсолютное презрение к его лозунгам и призывам, отвечая на них плохой работой, пьянством и воровством, а так называемый Старший Брат — предмет общих насмешек и постоянная тема для анекдотов.

Ты, Коль, сам подумай — у нас же страна зоной отродясь была, зоной и будет. Поэтому и Бог такой, с мигалками. Кто тут в другого поверит?

С лязгом, скрипом, визгом опускается над Русскою Историею железный занавес. — Представление окончилось. Публика встала. — Пора одевать шубы и возвращаться домой. Оглянулись. Но ни шуб, ни домов не оказалось.

По всем расчетам, страна должна или разрушиться, или пойти в кабалу к странам богатым, вроде Англии. Но, в нарушение всякой логики, Россия выживала  — и обязана в этом неисчислимым богатствам природы, поразительной стойкости народа, умеющего есть в три горла, но умеющего и сидеть на корке хлеба.

Мне пришло извещение, что я больше не выездной из республики Беларусь, пока не решу проблемы с военкоматом. И как только это извещение пришло, я сел в автобус и уехал в Россию. Вот как я решаю проблемы, тем более нет проблемы особо, это союзное государство. Я об этом особо не думал два года, пока пару месяцев назад я не вернулся из Узбекистана и в аэропорту Шереметьево, в Москве, на паспортном контроле мне сказали, что я больше не въездной в российское государство.
Как только я вернулся в Беларусь, я сел в автобус и уехал в Россию.

Мама рассказывала нам о России с её заснеженными лесами: «... а ещё мы лепили из снега снежных баб и нахлобучивали на них шляпы, которые крали у прадедушки...» Я смотрела на неё в недоумении. Что такое снег? Почему баб надо лепить? И главное: что это за штука — «прадедушка»?

В стране, страдающей перепотреблением водки, всеобщие десятидневные праздники становятся страшнее любого массового теракта.

Что касается коррупции, конечно, с ней надо бороться! Конечно, с ней надо бороться! К сожалению, борьба с коррупцией стала новым, модным способом ненавидеть собственную Родину. Борьба с коррупцией стала модным способом ненавидеть Россию. Вот в чём главное дело. И, типа, — не придерёшься. Я, типа, — «за всё хорошее». А в реальности — «ненавижу эту страну, хочу её уничтожить, размазать, а буду лапшу вешать на уши, что я — за всё хорошее». Вот что важно. Вот это важно понимать. Берегите Родину — мать вашу! А вот эти людиговорят, что не надо её беречь, ведь есть же коррупция, главное её побороть. А если Родины не станет после этого — ну и хрен с ней, с этой Родиной. Ведь мы же против коррупции! Родина-то была плохая! Мы сейчас новую Родину сделаем!

Хватит, действительно, играть в эти кошки-мышки! Почему? Потому что у нас всё-таки остаётся довольно много людей, в том числе среди либеральной интеллигенции, которые уверяют нас, что мы просто неправильно договариваемся с американцами... Мы просто неправильно, так сказать,... «... Всё оттого, что криво ты лежала». Извиняюсь за поговорку. Что мы неправильно им что-то рассказали, что мы неправильно им как-то показали, они нас недопоняли, и, вообще, мы не так ведём переговоры. <...> ... об этом надо совершенно чётко сказать, что эти люди обманывают нас на каждом шагу. Хватит этих иллюзий!

Необходимость пляжа и моря — это во многом навязанный стереотип последних лет, который мы уже воспринимаем как собственное мнение. Наши предки, даже обеспеченные, не ездили массово на заграничные моря.

Не для того Соединенные Штаты 70 лет оккупируют Германию, выращивают и дрессируют её политическую и медийную элиту, чтобы на их глазах осуществился вековой геополитический кошмар англосаксов — российско-германский альянс. Немецкая элита дважды совершала историческую ошибку — ту, которая хуже преступления — конфликт с Россией в интересах своих геополитических соперников. В третий раз она делает это вяло и из-под палки. И очень хочет соскочить. И это ей зачтется. На суде истории.

Россия в хоккее — это как Бразилия в футболе.

Россия — гигантская страна, с гигантской историей, великой историей. <...> Тут либо ты любишь Россию, и как завещал нам Александр Сергеевич, историю своего отечества, либо не любишь, презираешь, не понимаешь... Я не понимаю России... А кто ты такой? Россия сама выбирает умных людей, которые будут её понимать. <...> Империю блюсти — это не бородою трясти. Это и счастье и бремя. Кто выбирает герань на окне, тихий домик, и вот пусть эти все вихри человеческие тебя не трогают — ну не всегда удаётся усидеть в этой тишине...

Когда лидер экономически слабой, но ядерной страны говорит, что «пойдет до конца», это означает, что он готов идти до ядерного конца человечества.

— Почему в России нет двухэтажных автобусов?
— Потому что у нас двухэтажные пробки с трёхэтажным матом.