Вы здесь

Афоризмы и цитаты о страхе

Страх

Лучшие в рейтинге

Раз трудно преодолеть страх и быть честным с собой, то не получится и контакта с партнером, это азбука, я знаю, как страшно отдаться и довериться другому человеку, но результат того стоит.

Люди не должны разбегаться в страхе при виде тебя! Они должны приближаться к тебе с любовью, и это будет твоя настоящая победа!

Иногда эта планета кажется мне чужой, а населяющие ее существа, которых принято называть сородичами или соплеменниками, представляются мне странными животными, которых я никогда не пойму, точно так же, как они не поймут меня. Я вижу в них слишком много страха. И чувствую, что одним из способов, которые они избрали для борьбы с этим страхом, — самим превратиться в хищников. Пугая других, они становятся смелее.

Любовь — это пугающая вещь. Это доверять кому-то всё, что у тебя есть. При этом они могут разрушить всё в любой момент, и это тяжело. Но в конечном итоге то, чего я больше всего боялся, оказалось тем, что спасло меня.

Если бы в мире не было случайных явлений, причины которых неизвестны, то исчезли бы страх и надежда, а если бы они исчезли, то не было бы совершенно порядка ни в делах человеческих, ни в делах законности, ни в политике, потому что если бы не страх и надежда, то никто не приобретал бы ничего на завтрашний день, подчиненный бы не повиновался бы своему повелителю, а повелитель не заботился бы о своих подчиненных, и никто не делал бы добро другому, и не слушались бы Аллаха, и не совершали бы благодеяния, потому что тот, кто знает о том, что неизбежно будет завтра, и будет усиленно добиваться того, чем он не воспользуется, глупый болтун.

— Зачем обязательно угонять такую модную тачку? Можно было взять вон ту, попроще.
— Она скорее всего не застрахована, это не для меня. Срок за них дают одинаковый, а тачка — класс.

— А тебе страшно?
— Все люди чего-то боятся. Если что-то стало тебе дорого, сразу возникает страх потерь... Я боюсь, что в нужный момент не окажусь рядом.

— Не за своё дело взялись, братцы. Вы что же, хотели меня удивить? Меня? Который обкладывал целые батальоны? Да я матом вышибал страх из людей! И гнал их под кинжальный огонь! На смерть! На гибель и победу! А ну, бабы, закрой слух!... [матерится].
— Хватит!
— Утешил, Егор Иванович, почитай полвека такой музыки не слыхивал.
— Задушевная речь.

…и мы сделали вид, что нас это не касается, и поспешили прочь. Но это было настоящее скотство — их жажда насилия и наш страх перед ним.

Страх – первый враг воина. Страх – главный враг воина. Победив себя, ты победишь страх. Победив страх внутри – победишь врага снаружи. Если не можешь победить страх, сделай его другом. Пусть он гонит кровь быстрее, пусть пришпорит твое тело и очистит разум от лишних мыслей. Это тоже победа. Ты воин. Ты правишь страхом, а не он тобой…

Но ты-то зачем его съел? — Хотел ощутить биение жизни, — сказал Татарский и всхлипнул. — Биение жизни? Ну ощути, — сказал сирруф. Когда Татарский пришел в себя, единственное, чего ему хотелось, — это чтобы только что испытанное переживание, для описания которого у него не было никаких слов, а только темный ужас, больше никогда с ним не повторялось. Ради этого он был готов на все.

—  Я... боюсь,  — честно признался юнкер. —  В этом вы не оказались оригинальны: я тоже не сгораю сейчас на костре героизма.

— Кто пришёл снова? — Дьявол, сэр, насколько я могу судить. Он подходил к окну. — Кто подходил к окну и когда? — Часа два назад. <...> Господи, сэр, что это было за лицо! Оно будет сниться мне по ночам. — Да успокойтесь вы, Уолтерс. Разве так должен докладывать полисмен? — Вы правы, сэр, я всё понимаю, но я был потрясён, сэр, и бесполезно это отри­цать. <...> Я выбе­жал из дома и осмотрел кустарник, но там, слава Богу, никого не было. — Если бы я не знал, что вы добросовестный сотрудник, Уолтерс, то после всего этого стал бы очень плохо о вас думать. Ес­ли даже это был дьявол собственной персо­ной, стоящий на посту констебль не должен благодарить Бога за то, что не смог его изловить.

Точно, на дерево надо. Не полезут они на дерево: не умеют. Не должны уметь. Откуда им уметь? Это я умею, я от обезьяны произошёл, а они — нет. Они от какой-то сволочи произошли.

Если ты решил что-то сделать — сделай первый шаг. И не бойся сделать следующий. Бойся бездействия. Наметь цель и выкинь из головы остальное.

Отравленный мир – полбеды. Гораздо страшнее – отравленные души. Поэтому начинать стоит не с чистых территорий. Людей чистых искать надо. Таких, как ты.

Существует ли что-то, более мотивирующее, чем страх? Что-то, способное так же сильно влиять на наши поступки? Чем страх является для каждого из нас? Он изменчив и многолик. Изобретателен и хитер. Зачастую страх творит с нами странные вещи. Заставляет плакать и смеяться, покоряться и предавать, ненавидеть и стыдиться. Огульно называя окружающих паникерами, свои эмоции выдавать за разумную предосторожность. Стоит ли стыдиться страха? Бороться с ним? Или, может, потворствовать ему? Страх обладает воистину потрясающей силой. Без него – скучно, а с ним – невыносимо. Он может сделать жизнь серой и неполноценной, а иногда наоборот, яркой и насыщенной. Чем ему являться для каждого из нас – личный выбор каждого. Но есть правило, касающееся всех. Страх не должен становиться частым гостем. Лучше его не приманивать. Не впускать страх в душу. Потому что игры с ним опасны. А ставки в таких играх иногда непомерно высоки.

– О, разве я настолько страшен? – задал провокационный вопрос монарх. – Для врагов, говорят, смертельно, – я сдержанно улыбнулась, король одобрительно кивнул.

Мы перестали писать друг другу о сокровенном. Кажется, что если я промолчу, останется ненастоящим. Мы запираем на ключ дверь от своей Вселенной, Предполагая, что каждый важный станет опять уходящим.

Мы слишком пугливы, чтобы сдвинуться с места и от этого пейзаж не меняется, окружение не меняется, ничего не меняется мы так и стоим на месте.

Люди боятся смерти по той же причине, по которой дети боятся темноты, потому что они не знают, в чём тут дело.

Во прах вернуться не сробею:
Смерть нищим не внушает страха.

Наш страх — источник храбрости для наших врагов.

Люди пугают других, чтобы не пугаться самим.

Смех защищает от страха.

Гораздо вернее внушить страх, чем быть любимым. Люди меньше боятся обидеть человека, который внушал им любовь, чем того, кто действовал страхом. Ведь любовь держится узами благодарности, но эти узы рвутся при каждом удобном для них случае. Страх же основан на боязни, которая не покидает тебя никогда.

Наш страх перед катастрофой лишь увеличивает ее вероятность. Я не знаю ни одного живого существа, за исключением разве что насекомых, которые бы отличались большей неспособностью учиться на собственных ошибках, чем люди.

Не страшно потерять уменье удивлять,
Страшнее — потерять уменье удивляться.

Никто не бывает равно предусмотрительным, задумывая план и приводя его в исполнение. В рассуждениях мы тверды, а в действиях уступаем страху.

Девушки живут в мире страхов. Они боятся никогда не забеременеть и боятся залететь...

— У Вас постоянно низкие оценки. Для этого есть серьезные причины?
— Страх. В детстве я был сильным учеником. Но родители надеялись, что я выведу нас из нищеты, и я начал бояться. А эта сумасшедшая гонка здесь — если ты не первый, то уже никому не нужен... Я стал бояться еще больше. Страх — худшая вещь для учебы. Я накупил амулетов, стал молиться... Не просто молиться, а просить Бога — дай то, дай это. Получив 16 переломов, я смог два месяца размышлять. И я понял. Сэр, я не стал Господа просить дать мне эту работу. Просто помолился и поблагодарил его за подаренную жизнь. И даже, если... Если сегодня вы откажете мне, я не стану сожалеть, потому что я верю, что когда-нибудь совершу что-то достойное.

Знаешь, что я заметил? Никто не паникует, когда все идет согласно плану. Даже если план чудовищен. Если завтра, я заявлю прессе, что один из бандитов умрет, или грузовик с солдатами взлетит на воздух, никто не будет паниковать, потому что все это — часть плана. Но когда я говорю, что какой-то жалкий мэр умрет, все вокруг теряют голову. Совсем немного анархии. Нарушение установленного порядка, и все вокруг повергается в хаос. Я — носитель хаоса. Знаешь, что является основой хаоса? Это страх.

... Любовь все портит, она сбивает с толку, наводит страх, полна боли и мучений, но когда я смотрю на тебя, я готов рискнуть. Понимаю, это может оказаться ошибкой, понимаю, что мы можем сделать друг друга несчастными, но если мы хотя бы не попытаемся, я буду жалеть об этом до конца своих дней.

Все, что людям действительно нужно, стоит очень дорого — дом, образование, страхование. С другой стороны, в их жизни есть источник утешения — они могут купить футболку.

Любовь истинная и реальная даёт отсрочку от смерти. Вся трусость происходит от нелюбви или от недостаточной любви. Смелый, честный человек смотрит без страха смерти в лицо, как некоторые охотники... Это потому что они страстны и способны прогнать смерть из своих мыслей, пока она не вернётся в последний час. И тогда нужно снова сильно полюбить. Подумай об этом!

Сдержанностью прикрываются те, кем движет страх.

Дело в тебе и в твоих страхах. Ты всему пытаешься найти объяснение. А есть вещи, которые нельзя объяснить. Слова... слова... Надо просто лечь в постель, после этого всё станет ясно. Тебе больше не нужны слова — за тебя начнёт говорить твоё тело.

Я не чувствую боли. Страха. Желания. Все, что делает нас людьми, постепенно исчезает.

Как видите, до Бразилии я так и не добрался. Вместо меня туда отправился Тед с женой шефа полиции. Она к нему переехала после того, как я его чуть не отравил. Шеф тогда сильно рассердился из-за жены и машины, просто вне себя был. Что он Теду сделал? Он ему бум-бум-бум! Да, так он его. Но Теду повезло, ему выплатили страховку за машину и найденные картины, правда, с пятидесяти миллионов это получилось около пятисот тысяч, но на собственное дело в Бразилии им хватило. Вот видишь. Выходит, Тед мой должник.

— Это наши курьеры! Пошли! У нас есть 5 минут!
— У тебя же есть?
— Есть! Убить страх химическим путём? Есть! Есть, есть!

Вы же знаете, Купер, почему в подобные миссии не отправляют роботов? Робот не умеет импровизировать, потому что ему нельзя запрограммировать страх смерти. Наш инстинкт самосохранения — величайший источник вдохновения.

Я благодарен за страх, потому что впервые в жизни боюсь, что человек, который рядом со мной, может меня покинуть.

Мы хотим, чтобы все осталось, как было. Мы миримся с болью, потому что боимся перемен, боимся, что все рассыпется… Мы оба заслуживаем лучшей участи, чем оставаться вместе только из страха саморазрушения.

— Только к святыням и стоит прикасаться. Люди боятся своих страстей...
— Я не боюсь.
— И вы боитесь. Мы воспитаны в страхе, в страхе перед богом, а ещё хуже — перед мнением света. Самоотречение подменяет нашу сущность, но учтите, чувства, которые мы подавляем — отравляют нас...

Я отличаю добро от зла, отличаю... Я стараюсь быть хорошим, но ужасные моменты все равно случаются. И тогда меня переполняет страх, будто я вне себя нахожусь, и хотя я понимаю, что натворил, мне кажется, что это был не я.

O Христос, король обманщиков, укравший наши самых благородные удовольствия! Слушай меня! Все, что ты сделал, с того времени как вылез из живота той Девственницы, так это уклонялся от своих обязанностей и нарушал свои обещания!
Много столетий мы ждем, но ты молчишь! Ты обещал спасение, но ты не спас ни одного человека! Ты монстр, который сотворил в своей жестокости жизнь и принес страданиявсем невинным душам, прокляв нас каким-то непонятным «первородным грехом», только чтобы наказывать нас на правах сильнейшего!
Мы требуем, чтобы ты признался! Признайся, что ты лгал нам! Признай свои отвратительные, непростительные преступления! Мы будем вбивать новые гвозди еще глубже в твою плоть и украсим тебя короной с еще большими шипами... пока твоя кровь не захлещет неистовым фонтаном из твоих высохших ран!
Бессмысленность, во имя которой было пролито столько крови! Ты — ничто, просто фантазия, созданная из глупых надежд человека и его страхов! Ты существуешь только для того, чтобы мучить человечество! Скольких страданий мы могли бы избежать, если бы сразу удавили того идиота, который произнес впервые твое имя!

В детстве отец говорил мне: «Кому ведан страх, тот позволяет страху руководить собой». Он говорил, что страх подобен животному, ему можно позволить завладеть тобой или убить. Я не всегда понимал своего папу, но в тот день понял: он хочет, чтобы я стал мужчиной.
<...>
Есть более тяжкие испытания, чем прыжок с обрыва в девять лет. Когда Глория вошла в мою жизнь, я нашёл в себе мужество прыгнуть. Она научила меня радоваться жизни и не бояться смерти. И те двадцать евро за такси стали золотым ключиком к моему счастью. Не бывает идеальных родителей, но мы все стараемся, фантазируем, кто как может. Сейчас, когда я смотрю на Глорию, слышу её смех, я забываю обо всём на свете. Важно только настоящее, только «сейчас». Оно наполняет меня словно музыка. И это настоящее того стоило. Несмотря на то, что жизнь наделила нас недостатком, слабостью, болью, вот здесь, возле сердца. Врачи не могут объяснить возникновения. Оно есть. Прогрессирует. Впереди неизвестность. Такова жизнь. И однажды Глория просто не проснётся утром. Доктора не ошиблись. Глория ушла спустя пару недель после этих счастливых моментов.
Отец учил меня принимать страх, а дочь — принимать жизнь. Порой кажется, что неудачам нет конца. Рядом с Глорией каждая секунда моей жизни была наполнена праздником и теперь каждый миг с моей дочерью навсегда останется во мне. Глория со мной. Рядом. Всегда. И навечно. И завтра всё повторится.

И бездна нам обнажена
С своими страхами и мглами,
И нет преград меж ей и нами -
Вот отчего нам ночь страшна!

Чтобы мой поступок имел моральную ценность, с ним должно быть связано мое убеждение. Аморальным является делать что-то из страха перед наказанием или для того, чтобы приобрести у других хорошее мнение о себе.

Благородство и подлость, отвага и страх -
Всё с рожденья заложено в наших телах.
Мы до смерти не станем ни лучше, ни хуже.
Мы такие, какими нас создал Аллах!

Люди с твердым характером не знают ни ревности, ни страха, ведь ревность — это сомнение, а страх — малодушие.

«Ужас» — это когда немеют ноги, останавливается сердце и прерывается дыхание, зато оживают волосы.

На описанный Валентиной Сергеевной сельскохозяйственный рай это место не шибко походило, скорее на чистилище. Участок примыкал к лесу с двух сторон, и даже сейчас, в полдень, большую часть дачи накрывало тенью, превозмогать которую растущим там культурам помогал, похоже, только страх перед хозяйкой.

— Рассказывай, — повторил наместник. — Да не вздумай лгать, я сразу пойму. Девушка и не собиралась — точнее, не смогла бы. В пыточной воображение и не у таких храбрецов отказывало.

Он тоже боялся. Но и понимал, что если они не сделают этот шаг вместе, то дальше им придётся идти в одиночестве. До конца жизни, потому что ничего подобного с ними уже никогда не произойдёт, а на меньшее они не соглясятся...

Никогда не разговаривай с тем, кого собираешься убить. Особенно если боишься его до колик в желудке. Враг становится еще сильнее, а ты слабеешь.

Я большой трус. Я так боюсь боли, что иду к ней навстречу. Я так боюсь стыда, что спешу осудить себя прежде, чем меня осудит кто-то, кого я... почитаю. Я так боюсь любого выбора, что выбираю для себя самое плохое — лишь бы точно знать, что хуже не будет и быть не могло.

Никто из нас не есть изначальное зло, Берен. Даже Мелькор, даже Гортхаур — не зло, они только предались злу. Бояться нужно не того, что ты есть, — того, чем ты можешь стать.

— Хорошо котам, вы не боитесь темноты — А чего её бояться? — Ну как же? В темноте всё кажется таким страшным... — Так ты чего боишься, темноты или того, что у тебя в голове?

— Как тебе только не страшно сидеть на самом краю? — Дело в том, что пока ты боишься высоты — она сильнее тебя. — Так я её не боюсь! Как раз наоборот! Она мне нравится настолько, что я боюсь однажды не сдержаться и прыгнуть в неё.

Возможно, каждому человеку в большей или меньшей мере присущ этот «синдром шкафа» — навязчивое желание спрятаться от проблем и волнений жизни в узкой, но кажущейся безопасной конуре привычек, предрассудков, стереотипных мыслей, повторяющихся и утративших смысл действий...

Все боятся. Не верь, если говорят, что не боятся – врут. И ничего постыдного тут нет. Думаешь, если кто не боится, так он умный или храбрый? Он дурак просто. Только дураки ничего не боятся…

Одиночество — странная вещь. Иногда к нему стремишься, сторонясь от любого, кто подходит слишком близко. Но чаще оно пугает.

… Страх пропитал все мое существо, и не похоже, чтобы сейчас он выветрился. Нет. Разве что, настоявшись с годами, стал... крепче, что ли. Его зыбкая болотистая жижа покрылась льдом, по которому вполне можно двигаться. Правда, я все равно чувствую, что лед этот тонок... но если двигаться быстро — болото останется ни с чем. Поэтому я как будто всю жизнь бегу. Стремительно и неостановимо. Меня гонит страх: остановиться — значит, провалиться в него и, безусловно, погибнуть.

…Тогда это была адская смесь: острая, разрывающая все внутри боль потери, панический, до озноба, неверие в свои силы, отчаяние... Я тогда как будто зажмурилась, как будто мне нужно было пробежать... ну, скажем, через кладбище с привидениями и жуткими монстрами. Если бежать, закрыв глаза — вроде не так и страшно. И еще надо стиснуть зубы. Иначе превращаешься в беспомощный скулящий комочек, который неизбежно погибнет. Беспомощный, дрожащий от ужаса комочек я загнала в самую глубь души — пусть скулит там в уголке. А снаружи — ледяное спокойствие и выдержка. Иначе не выжить.

Ты не можешь не бояться. И страх дает власть над тобой. Помни об этом. Страх — это поводок, за который тебя держат.

Если искать конечную цель во всем, то конечной целью любого человека будет могила. Есть нечто большее, чем конечная цель. Хотя мало кто это понимает… Мы все умрем, но пока мы живы. И пока этот прекрасный процесс не завершился, жизнь — это и есть цель. Жизнь и свобода от страха.

Все люди боятся. Именно страх делает человека человеком. Страх и жизнь практически неразделимы. Вернее, жизнь это и есть страх.

Смерть не страшна, а грустна и трагична. Бояться мертвых, кладбищ, моргов – верх идиотизма. Нужно не пугаться покойников, а жалеть их и их близких. Тех, чья жизнь прервалась, не дав свершить что-то важное, и тех, кто остался вечно оплакивать ушедших.

Всегда сам решай, что возможно, а что невозможно — не позволяй это делать своему страху и сомнениям.

Когда тот или иной человек боится смерти другого, то он беспокоится совсем не о том, каково будет тому, кто умрет. Потому что природа ужаса перед чужой гибелью – это страх не за другого, а за себя. Пока человек рядом с вами, вы от него получаете что-то хорошее, неважно, денежное ли содержание или радость общения с ним. А когда он уходит, вы это теряете.

Люди всего боятся – и жизни и смерти. Живут с закрытыми глазами и так же хотят умереть.

Вроде бы я пытался жить правильно, даже праведно, то есть хотел всего себя чему-то там отдать, конечно же, все человечество осчастливить! Столько всего хотел — и не смог. Отсюда и мое уныние, оно как духовное поражение. Уныние меня убивает. Уничтожает. Я не верю в будущее. Вместо веры — страх. И вся эта моральная разруха, когда совершенно парализована воля, происходит без всяких трагедий. Я же все имею. И я, и моя семья. Но во мне пустота. Пустой человек. Когда у человека нет идеи — он чувствует свою бесполезность, ненужность, хоть это странно, как будто мало получить жизнь, чувстовать, мыслить, а нужно еще все это использовать с какой-то целью...

Жалко людей... Но сострадательность такая — это обыкновенная впечатлительность. Можно сказать, что даже сострадать способен кому-то только от страха, когда пугаюсь, что окажусь при таких же обстоятельствах, которые угнетают морально на чужом примере, так и остающихся для меня чужими людей...

Вдвоем всегда проще и надежнее, чем одному, а о том, что страх тоже делится надвое, то есть становится вдвое меньше, – и говорить нечего!

Если все время будете бояться смерти, — обязательно умрете. Страх — тоже яд, причем не из тех, которые медленно действуют.

Вот в чём проблема — не допускать расстройства. Не расстраиваться из-за воспоминаний о былых грехах, из-за воображаемых наслаждений, из-за горького послевкусия старых ошибок и унижений, из-за всех страхов, ненависти и желаний, которые обычно затмевают свет

... Кантор боялся так, как и подобает отважному воину: весь его вид выражал готовность умереть на месте, сомкнув зубы на глотке противника.

– Тебя, шалуна, все знают на пограничье, – улыбнулся маг. – Не в лицо, так по описанию. Помню, лет двадцать назад отменный был скандал, когда ты с тремя такими же оболтусами перец уворовал. – Взаймы взял, – затосковал гном. – Мы же представились, попросили, все честь честью. – Да ясно, что взаймы, – согласился маг. – Мне. А того мужичка, возницу, убедить было потруднее. Четыре гнома при секирах, ночью, на узкой тропочке просят маленькую плошку перца – то еще зрелище. – Маг мечтательно улыбнулся вновь. – У него пес и то заикался!

Шесть зверей рвутся в мир, они знаменуют шесть ликов зла. ... Голод, Мор, Жадность, Зависть, Страх, Подлость — таковы древние имена волков. Голод — самый тощий и клыкастый, у Мора бешеные глаза и пена каплет с языка, Жадность тянет когти к добыче, Зависть фальшиво улыбается, Страх дыбит загривок, Подлость крадётся, низко припадая на брюхо и пряча клыки.

Конечно, это тоже малодушие, но что такое один акт малодушия в глобальном масштабе? Песчинка, капля, миг… Эта мысль взбодрила Колли, и она даже улыбнулась лукавой улыбкой, ударив по струнам и выводя первые ноты. Потребовалось не больше тридцати секунд. Он заколотил кулаками по смежной с ее комнатой стене. Усмехнувшись, она продолжала играть. Он продолжал молотить по стене. Через несколько секунд стук в стену стих, она услыхала, как хлопнула его дверь, а через секунду он забарабанил в ее дверь. Колли не спеша отложила смычок, прислонила инструмент к стулу и пошла открывать. Он был взбешен, и вид у него был чертовски сексуальный. — Прекрати! — Прошу прощения? — Прекрати, — повторил он и слегка толкнул ее. — Я не шучу. — Не понимаю, о чем ты говоришь. И не смей толкаться. — В ответ она тоже толкнула его. — Ты прекрасно знаешь: я терпеть не могу, когда ты это играешь. — Я имею право играть на виолончели, когда захочу. Сейчас всего десять — детское время. Я никому не мешаю. — Мне плевать, который сейчас час, можешь играть хоть до рассвета, но только не это! — С каких это пор ты стал музыкальным критиком? Он вошел в комнату и захлопнул за собой дверь. — Не придуривайся. Ты играешь тему из «Челюстей» исключительно мне назло. Ты же знаешь, она действует мне на нервы. — По-моему, ни одной акулы в этой части Мэриленда не замечено на протяжении последнего тысячелетия. Так что можешь спать спокойно, тебе нечего опасаться. — Колли взяла смычок и слегка похлопала им по ладони.

Страх изменяет, деформирует твое тело, как неумелый скульптор уродует ценный материал. С той лишь разницей, что тебя вырубают изнутри и никто не видит осколков и целых слоев, которые откалываются от твоих стенок. Ты внутренне становишься все тоньше и уязвимей, и в конце концов любое крохотное чувство вышибает тебя из равновесия. Всего одно объятие — и тебе кажется, что ты разрушен, что ты погиб.

Страх — это энергия, которая сжимает, закрывает, втягивает, убегает, прячет, накапливает, наносит ущерб. Любовь — это энергия, которая расширяет, раскрывает, посылает вовне, отпускает, дает откровение, делится, исцеляет. Страх укутывает ваши тела в одежды, любовь позволяет вам оставаться нагими. Страх замыкается и заканчивается на том, что у вас есть, любовь — позволяет отдать все, что у вас есть. Страх гребет под себя, любовь — касается с нежностью. Страх сковывает, любовь — отпускает. Страх рождает боль, любовь — облегчение. Страх атакует, любовь — преображает.

Ричарду не просто делалось страшно, когда он оказывался на горе или на последнем этаже высокого здания, — это рождало в нем тупой, невыносимый ужас, от которого потеют руки и хочется кричать во все горло. Ему казалось, что если он подойдет слишком близко к краю, какая-то неведомая сила подтолкнет его, и, не владея собой, он непременно шагнет в пустоту. В такие минуты Ричард переставал доверять самому себе, и это пугало его даже больше, чем сама бездна.

– Я не боюсь упасть, – сказал он самому себе. – Я боюсь того, когда перестаешь падать и наступает смерть. Впрочем, он знал, что лжет. Боялся он самого падения… тщетного размахивания руками, кувыркания в воздухе, сознания того, что он ничего не может поделать, что никакое чудо его не спасет…

Она предпочла бы знать, где другая мама: ведь если той нет нигде, она может быть где угодно. И в конце концов, всегда больше боишься того, чего не видишь.