Вы здесь

Афоризмы и цитаты о страхе

Если бы в мире не было случайных явлений, причины которых неизвестны, то исчезли бы страх и надежда, а если бы они исчезли, то не было бы совершенно порядка ни в делах человеческих, ни в делах законности, ни в политике, потому что если бы не страх и надежда, то никто не приобретал бы ничего на завтрашний день, подчиненный бы не повиновался бы своему повелителю, а повелитель не заботился бы о своих подчиненных, и никто не делал бы добро другому, и не слушались бы Аллаха, и не совершали бы благодеяния, потому что тот, кто знает о том, что неизбежно будет завтра, и будет усиленно добиваться того, чем он не воспользуется, глупый болтун.

Раз трудно преодолеть страх и быть честным с собой, то не получится и контакта с партнером, это азбука, я знаю, как страшно отдаться и довериться другому человеку, но результат того стоит.

Люди не должны разбегаться в страхе при виде тебя! Они должны приближаться к тебе с любовью, и это будет твоя настоящая победа!

Иногда эта планета кажется мне чужой, а населяющие ее существа, которых принято называть сородичами или соплеменниками, представляются мне странными животными, которых я никогда не пойму, точно так же, как они не поймут меня. Я вижу в них слишком много страха. И чувствую, что одним из способов, которые они избрали для борьбы с этим страхом, — самим превратиться в хищников. Пугая других, они становятся смелее.

Мы перестали писать друг другу о сокровенном. Кажется, что если я промолчу, останется ненастоящим. Мы запираем на ключ дверь от своей Вселенной, Предполагая, что каждый важный станет опять уходящим.

Любовь — это пугающая вещь. Это доверять кому-то всё, что у тебя есть. При этом они могут разрушить всё в любой момент, и это тяжело. Но в конечном итоге то, чего я больше всего боялся, оказалось тем, что спасло меня.

Девушки живут в мире страхов. Они боятся никогда не забеременеть и боятся залететь...

— Зачем обязательно угонять такую модную тачку? Можно было взять вон ту, попроще.
— Она скорее всего не застрахована, это не для меня. Срок за них дают одинаковый, а тачка — класс.

— А тебе страшно?
— Все люди чего-то боятся. Если что-то стало тебе дорого, сразу возникает страх потерь... Я боюсь, что в нужный момент не окажусь рядом.

— Не за своё дело взялись, братцы. Вы что же, хотели меня удивить? Меня? Который обкладывал целые батальоны? Да я матом вышибал страх из людей! И гнал их под кинжальный огонь! На смерть! На гибель и победу! А ну, бабы, закрой слух!... [матерится].
— Хватит!
— Утешил, Егор Иванович, почитай полвека такой музыки не слыхивал.
— Задушевная речь.

Я не чувствую боли. Страха. Желания. Все, что делает нас людьми, постепенно исчезает.

Я благодарен за страх, потому что впервые в жизни боюсь, что человек, который рядом со мной, может меня покинуть.

…и мы сделали вид, что нас это не касается, и поспешили прочь. Но это было настоящее скотство — их жажда насилия и наш страх перед ним.

Страх – первый враг воина. Страх – главный враг воина. Победив себя, ты победишь страх. Победив страх внутри – победишь врага снаружи. Если не можешь победить страх, сделай его другом. Пусть он гонит кровь быстрее, пусть пришпорит твое тело и очистит разум от лишних мыслей. Это тоже победа. Ты воин. Ты правишь страхом, а не он тобой…

Но ты-то зачем его съел? — Хотел ощутить биение жизни, — сказал Татарский и всхлипнул. — Биение жизни? Ну ощути, — сказал сирруф. Когда Татарский пришел в себя, единственное, чего ему хотелось, — это чтобы только что испытанное переживание, для описания которого у него не было никаких слов, а только темный ужас, больше никогда с ним не повторялось. Ради этого он был готов на все.

—  Я... боюсь,  — честно признался юнкер. —  В этом вы не оказались оригинальны: я тоже не сгораю сейчас на костре героизма.

— Кто пришёл снова? — Дьявол, сэр, насколько я могу судить. Он подходил к окну. — Кто подходил к окну и когда? — Часа два назад. <...> Господи, сэр, что это было за лицо! Оно будет сниться мне по ночам. — Да успокойтесь вы, Уолтерс. Разве так должен докладывать полисмен? — Вы правы, сэр, я всё понимаю, но я был потрясён, сэр, и бесполезно это отри­цать. <...> Я выбе­жал из дома и осмотрел кустарник, но там, слава Богу, никого не было. — Если бы я не знал, что вы добросовестный сотрудник, Уолтерс, то после всего этого стал бы очень плохо о вас думать. Ес­ли даже это был дьявол собственной персо­ной, стоящий на посту констебль не должен благодарить Бога за то, что не смог его изловить.

Точно, на дерево надо. Не полезут они на дерево: не умеют. Не должны уметь. Откуда им уметь? Это я умею, я от обезьяны произошёл, а они — нет. Они от какой-то сволочи произошли.

Если ты решил что-то сделать — сделай первый шаг. И не бойся сделать следующий. Бойся бездействия. Наметь цель и выкинь из головы остальное.

Отравленный мир – полбеды. Гораздо страшнее – отравленные души. Поэтому начинать стоит не с чистых территорий. Людей чистых искать надо. Таких, как ты.