Вы здесь

Афоризмы и цитаты о времени

Грустные

Трагедия не в том, что любовь проходит. Трагедия — это любовь, которая не проходит.

Сильные

Достаточно было спокойно подумать три секунды, чтобы все понять. Вот только где их взять, эти три спокойных секунды? У кого в жизни они есть? Мы не только живем, но и умираем на бегу — и слишком возбуждены собственными фантазиями, чтобы остановиться хоть на миг.

Лучшие в рейтинге

Власть времени над нами сильней, нежели наша власть над самими собой.

Выйди из орбиты времени
и войди в орбиту любви.

Почему все дни и часы — это очень быстро, а осень, она такая долгая, как будто никогда не кончается.

Свобода для жителя мегаполиса — понятие очень странное. Иногда она пугает больше, чем любая неволя. Жители крупных городов привыкли быть скованными изо дня в день своим расписанием, а у кого его нет — просто своими ежедневными делами и даже увлечениями. При этом каждый третий считает, что он свободен, но, сталкиваясь с настоящей свободой, пасует, теряется и искренне не знает, куда девать время.

Словно часы из плоти и крови, постепенно взрослеющие дети... отражают невидимый человеческому глазу ход времени.

С течением времени перестают волновать те или иные вещи. Сердце черствеет, осознавая, что привязываться к чему-то слишком нелепо.

А если понимаешь, что между смертью и точкой, где ты сейчас, осталась только ровная как каток гладь времени, велика ли разница, сколько времени ты будешь по ней скользить? Секунда перед смертью будет такой же, как сейчас. Не произойдет ничего другого, только вновь подойдет вежливо улыбающийся официант и подаст чуть другой коктейль из напитков, от каждого из которых уже столько раз стошнило. Может быть, смерть и была той точкой, где ты понял это, согласился с приговором и поехал дальше?

Стрелки показывали шесть часов — половину вечности...

Мы нисколько не дорожим нашим настоящим. Только и делаем, что предвкушаем будущее и торопим его словно оно опаздывает, или призываем прошлое и стараемся его вернуть, словно оно слишком рано ушло: исполненные неблагоразумия, блуждаем во времени, нам не принадлежащем, пренебрегая тем единственным, которое нам дано, исполненные тщеты, целиком погружаемся в исчезнувшее, бездумно ускользая от того единственного, которое при нас. А дело в том, что настоящее почти всегда причиняет нам боль. Когда оно горестно, мы стараемся его не видеть, а когда отрадно — горюем, видя, как быстро оно ускользает. Мы пытаемся продлить его, переправляя в будущее, тщимся распоряжаться тем, что не в нашей власти, мечтаем о времени, до которого, быть может, не дотянем. Покопайтесь в своих мыслях, и вы найдете в них или прошлое, или будущее. О настоящем мы почти не думаем, а если и думаем, то лишь в надежде, что оно подскажет нам, как лучше устроить будущее. Настоящее никогда не бывает нашей целью, оно вместе с про­шлым — средства, единственная цель — будущее. Вот и получается, что мы никогда не живем, только располагаем жить и, уповая на счастье, так никогда его и не обретаем.

— Сколько же времени ты тогда напрасно ждала? — Не помню я, сколько дней или недель. Вечность ждала — это я отлично помню, целую вечность.

Бывают времена, когда люди живут лишь надеждами и ожиданием перемены своей судьбы; бывает время, когда только воспоминание о прошлом утешает живущее поколение, и бывает счастливое время, когда историческое развитие мира совпадает в людях с движением их сердец.

В детстве каждый день и каждый год кажутся бесконечными, пояснил он. — Потому что в этом возрасте — вавилонское столпотворение впечатлений. Всё незнакомо: события, люди. А потом, в мои годы, от одной встречи Нового года до следующей вот такое расстояние... — Он указал на отлакированный ноготь. — Привычность происходящего убыстряет бег времени. Только новизна и неожиданность фактов создают впечатление протяжённости.

– Я тебе дам совет, как тот, кто потерял все. – Наг со стуком поставил стакан на стол. – Если хочешь быть с ней – будь сегодня. А если судьба даст вам завтра – будь с ней и завтра. Все ограничения придумываем только мы сами. И сами же от этого страдаем.

Для успеха необходим досуг. Нужно время, которое безраздельно принадлежит только вам.

Я пела тогда с такой силой и гневом, который боялись выказывать женщины того времени. Я поняла для себя, что женщина может пренебрегать стереотипами и делать все, что ей захочется.

Отказавшись от фразы: «У меня нет времени...», вы скоро поймёте, что у вас есть время практически для всего, что вы посчитаете нужным сделать в жизни.

Попытки определить, что происходит в мире, читая газеты, похожи на попытки узнать время, наблюдая за секундной стрелкой.

Знай время.

Я с тобой теряю время,
Все об этом говорят.
Я с тобой теряю время,
Я теряю время зря.
Да, согласна я со всеми,
Но тебе одно скажу:
Я, с тобой теряя время,
Что-то в этом нахожу.

Самое дорогое, что есть у человека, — это жизнь. Но если всмотреться в эту самую жизнь поподробнее, то можно сказать, что самое дорогое — это Время, потому что жизнь состоит из Времени, складывается из часов и минут.

Если мужчине нравится женщина, терять время не стоит, потому что мы не молодеем, а становимся умнее. Соответственно, шансов у вас становится меньше!

Я не хочу умирать. Мне нужно больше времени. Мне бы ваши жизни, которые вы тратите на бессмысленное потребление...

Дело в том, что время на небе и на земле летит не одинаково. Там — мгновения, тут — века... Все относительно. Впрочем, это долго объяснять.

Существует лишь одно мгновение — сейчас — это и есть вечность. В этот момент Бог ставит вопрос. Вопрос следующий: хочешь ли ты быть один на один с вечностью? Хочешь быть в раю? И мы все говорим: «Нет, спасибо, пока еще нет». Так что время — это постоянное «нет» в ответ на приглашение Бога.

[Письмо Времени]
Время... Говорят, ты лечишь все раны, но молчат о том, как ты разрушаешь всё хорошеев мире, как превращаешь красоту в тлен. Для меня ты — ничто иное как окаменелое дерево. Ты мертвая ткань, которая не разлагается. Ты — ничто.

Любовь. Время. Смерть. Эти три абстракции объединяют всех до единого жителей планеты Земля. Каждый день мы нуждаемся в любви, сожалеем, что у нас мало времени, и боимся смерти.

Энди любил геологию. Думаю, она соответствовала его дотошному характеру. Ледниковый период, горы, росшие миллион лет. Геология — наука об упорстве и времени. Больше ничего и не нужно. Упорство и время.

А я раньше думал: скоро начнется жизнь, сейчас будет самое интересное... а буквально недавно понял: а она уже идет... Лет 15 как. Более того, лет через 15 она закончится... Стоп! А я же должен еще что-то сделать... успеть, попробовать как-то все еще... ааа!! А она раз — и все... Нет, не в смысле что я умру, а просто все самое главное пройдет... и я буду об этом только вспоминать.

Время — это единственная единица измерения. Только оно определяет материю. Без времени нет и всех нас.

— ... Да, привыкай. Минуту назад она наобещала тебе счастливое будущее, и вот уже идёт к тебе домой, чтобы тебя убить.
— Ну извини, Фрэнк, время уходит, а тебе нужна была мотивация!

Бабушка, скажите, пожалуйста, вы, может быть, поторопитесь? У нас-то время еще есть... А вот у вас, по-моему, не очень.

Только ненужности хранит наша память, которые всплывают в самое неподходящее время. Ненужности из прошлого, которые мы считаем ненужными. Они врываются в нашу жизньи меняют ее. И ты понимаешь, что ты — это ты.

Мне каждый вечер зажигают свечи,
И образ твой окуривает дым.
И не хочу я знать, что время лечит,
Что всё проходит вместе с ним.

Время от времени терпи дураков - можешь узнать что-то стоящее. Но никогда не спорь с ними.

Существует закон сохранения энергий: ничто не исчезает бесследно и ничто не берется из ниоткуда. Но понять, насколько велики потери и приобретения, можно лишь спустя время.

Кто знает, когда наступит такой миг, что захочешь остановить неумолимое время и беззвучно, одним лишь сердцем, закричишь, умоляя богов повернуть солнце вспять?

Время стирает из памяти самое больное, самое острое (жить-то надо!), и все-таки оно иногда, бывает, вспыхивает в душе чем-то саднящим, горьким...

— Заметил, что осенью время воспринимается совершенно иначе? — Это как? — Его как будто срывает и оно валится мимо тебя как... как старая штукатурка. — Ну да. Самое главное — не словить в лобешник.

На первой неделе знакомства говорить о любви просто несерьезно. Это чувство рождается не сразу, для этого должно пройти какое-то время…

Беспокойся не беспокойся, свершится то, что велит судьба. Разве кто-то способен удержать неудержимое время – и не поранить руки о стрелки его часов?

Как забавно: в мыслях может целая жизнь пройти – а то и не одна – а тут, «снаружи», и секунды не пролетит.

Жизнь проходит слишком быстро, и если тратить её на то, что уже все равно невозможно исправить, на постоянное растравление своих ран, то не останется времени на что-то более важное…

Чем ближе Новый год, тем быстрее летит время. Вроде бы не так уж давно было тёплое солнечное лето и совсем уж недавно осень — дожди, одетые в золото деревья, тихое шуршание листопада. Но не успели и оглянуться — листья опали, день стал короче и воцарился хмурый тёмный ноябрь. А вскоре как-то незаметно, тихонько, исподволь его сменил декабрь и начал всё быстрее и быстрее отсчитывать свои короткие денёчки... И хоть декабрь не менее хмур и тёмен, чем ноябрь, но с его приходом что-то вокруг изменилось, засияло, заиграло, замерцало в ранних сумерках, переливаясь волшебным блеском — это зажглись в витринах магазинов, в окнах ресторанов, на площадях и перекрёстках разноцветные ёлки. И вмиг изменилось настроение, несмотря на сумрак и непогоду, на душе сделалось как-то радостно и празднично, а воздухе запахло мандаринами, хвоей и еще чем-то неуловимым, скорее всего, долгожданным Новым годом.

Каждому дано ровно столько времени, сколько нужно для его предназначения и для уплаты его долгов.

Время, пространство и прочие глупости – это все только наша система измерений, созданная лишь для того, чтобы мы своим людским умишком могли хоть как-то объяснить себе мироздание.

Самая причудливая в мире вещь – это время. Считается, что в радости оно летит незаметно, а в скуке и ожидании еле плетется. Но люди пережившие горе, знают, что и иногда и в тоске время пробегает довольно быстро.

В детстве один день иногда представляется целой жизнью. Это уже потом, с возрастом, человеческий век в семь-восемь десятков лет покажется ничтожно, смехотворно малым…

Мы можем бороться с врагами, с собой, с любовью и ненавистью, даже с болезнью и смертью мы можем потягаться, но время – единственное, с чем мы не можем справиться в нашей жизни.

Кто живет дольше: тот, кто в течение двух лет принимает героин и умирает, или тот, кто живет на ростбифах, воде и картошке до девяноста пяти лет? Один пребывает свои двадцать четыре месяца в вечности. А все годы пожирателя ростбифов прожиты им только во времени.

«Никогда больше, никогда больше»: было время, когда ей достаточно было один или два раза произнести вполголоса эти два слова, чтобы разрыдаться. «Никогда больше, никогда больше». Она тихонько повторила эти слова. Но слезы не выступали на глазах. Скорбь не убивает, любовь не убивает; но время убивает все, убивает желание, убивает грусть, убивает под конец и душу, что испытывала их; иссушает и расслабляет тело, пока оно еще живо, разъедает его, как щелок, а под конец убивает и его. «Никогда больше, никогда больше». Вместо того чтобы плакать, она рассмеялась, рассмеялась вслух.

Желания и время — две стороны одного и того же; они представляют собой первичную материю зла.

Можно в один час вложить все свойства вечности, а можно влачить годы и годы, как будто их и не было. Наше бессмертие мы обретаем здесь и сейчас: тут дело в качестве, а не в количестве.

Я его люблю. Он — моя жизнь. Я жду его всю свою жизнь, и вот он — здесь. Не знаю как это объяснить. С Генри я вижу все горизонты, читаю жизнь как карту, прошлое и будущее, все сразу, как ангел... Не могу это выразить. Я могу дотронуться до него и ощутить время... Он меня любит. Мы — женаты, потому что... Мы часть друг друга... Это уже случилось. Все сразу!

Ни одной минуты времени нельзя купить за наличные; если б было можно, богачи жили бы дольше других.

Ничто не длится вечно. Все проходит — и хорошее, и плохое. И этот кошмар, каким бы тяжелым он ни был, тоже рано или поздно окончится. Нужно просто его пережить. День за днем.

Человеческая жизнь – это время, отпущенное каждому из нас. Время, воля и выдержка каждого индивида.

Удивительно, как меняется облик комнат с исчезновением хозяина. Если он ушел ненадолго, то кажется: мебель, шторы, шандалы, каминные щипцы и прочее его просто ждут, но если с хозяином приключилось несчастье, вещи словно умирают. Их сразу покрывает паутина отчаяния, ненужности. Лист бумаги на столе — он уже мертв, словно знает, что на нем никогда ничего не напишут, брошенная на канапе перчатка еще хранит воспоминание сжатой в кулак руки хозяина, но каждому ясно — она отслужила свое, все эти стулья растащат и обобьют другой тканью, а стоящая на краю полки ваза уже сейчас готова к самоубийству, вот вот грохнется вниз и превратится в груду черепков. И только книги имеют вид безучастный. У них нет хозяев, они принадлежат всем и никому, и даже если временный их обладатель тщеславно украсил переплет своим экслибрисом, это напрасные потуги, книги переживут его, как бы не был долог его земной путь.

Мы все храним в себе время. Мы храним старые издания покинувших нас людей. Мы и сами – старые издания, под своей оболочкой, под своей кожей, под слоем морщин, под бременем опыта и отзвуками смеха. Там, под этими завалами, мы – те самые, прежние, бывшие. Бывшие дети, бывшие возлюбленные, бывшие дочери.

Ну и потом, есть люди, которые ведут счет каждому дню и каждому часу, а есть такие, кто не замечает течения времени.

Время, умелый вор, мало-помалу перетаскивает все на свете на свой огромный пыльный склад.

Конечно, любовь не может быть следствием привычки или взаимных обязательств, и лишь время способно дать ответ на вопрос, истинное ли это чувство или мимолетное увлечение.

Габи знала, что у времени есть свойство сглаживать острые углы, пока не останется лишь смутный облик.

Но на свете нет ничего долговременного, а потому и радость в следующую минуту за первою уже не так жива; в третью минуту она становится еще слабее и наконец незаметно сливается с обыкновенным положением души, как на воде круг, рожденный падением камешка, наконец сливается с гладкою поверхностью.

Спокойствие познав, он больше не спешит И хвалит прошлый век, а нынешний бранит; Ворчит на новшества и юность порицает За чувства пылкие, которых он не знает.

Время летит и ускоряется в тот момент, когда хотелось бы продлить его на вечность, и бесконечно тянется, как только мечтаешь сократить этот миг.

Мне просто было необходимо время. Мое личное время. Время, которое я могла бы провести так, как хочу, то есть не в роли жены, матери или доктора. Страшно подумать, как мало времени у человека остается на личную жизнь.

Я ненавижу время. Оно никогда не делает того, чего ты хочешь.

Но время, время! Оно повсюду, хлещет из всех щелей как едкая щёлочь, разъедая бренное тело и вещую душу, и вечность в душе, и тленные вещи в руках. И если не тратить его на работу и отдых, на совещания и диспуты, на приготовление завтраков и ужинов, затем на их поедание и на танцы после них, на рыбалку, твиттер и преферанс; если не сливать его, не отводить из переполненной им жизни куда-нибудь в сторону, на чепуху, на что попало — то, пожалуй, затопит оно мозг, словно бурлящее безумие.

... Каждая из дверей открыта в разное время, но времени нет, оно — условность на выдуманном отрезке световых единиц.

Время — это всего лишь четвертое измерение; маленькая точка на конце часовой стрелы — длиной в мгновение, шириной в бытие, высотой в бесконечность.

Как чудесно быть молодым и беззаботным — впереди столько времени, что можно не беспокоиться о будущем, не вспоминать слишком часто, а просто жить, жить и жить в настоящем...

Время — ловкий обманщик, перед которым не устоял никто. Оно несет в себе иллюзию перемен, а на самом деле все по-другому. Песчинка за песчинкой перетекает из одного резервуара небесных часов в другой, и наоборот.

В жизни так мало радостей! А бесполезность денег начинаешь осознавать только когда достигаешь изобилия… Подкрадывается старость, странная тоска, сожаления о несбывшемся… Время утекает, словно вода сквозь пальцы… И жажда счастья, последнего жгучего безумства становится невыносимой, ненасытной. Наверное, эту жажду нельзя утолить…

Ничто не случайно! Вот встретились два человека, полюбили друг друга... Что их свело во времени и пространстве? Думаете, стечение обстоятельств? Обстоятельства сами не складываются. Тогда кто их складывает?..

Время – великий иллюзионист и фокусник, умеющий прикрывать очевидное и сглаживать острые углы. Только эти прикрытие и сглаживание – мнимые. Оно ничего и никогда не стирает, – разве что прячет самое невыносимое в дальние уголки памяти, куда не просто добраться. Там, в первозданной чистоте красок, звуков и ощущений, продолжает жить все, – от сокрушительных поражений, боли и смерти, до тончайших нюансов наслаждения, красоты и… любви.