Вы здесь

Афоризмы и цитаты о жизни

Жизнь

Цитаты и афоризмы о жизни, жизненные цитаты

Со смыслом

Жизнь – это узкая полоска между огнем страдания и призраком кайфа, где бежит, завывая от ужаса, так называемый свободный человек. И весь этот коридор – только у него в голове.

Красивые

Жизнь слишком коротка, и сладких капель мёда на нашем пути не так уж много.

Умные

Мы были людьми, о которых не писали в газетах. Мы жили в пробелах и на полях листа. Это давало нам больше свободы. Мы жили в промежутках между историями.

Интересные

В здоровой ситуации, когда человек занимается любимым делом, реализует себя, свои идеи и таланты, он не делит время на работу и отдых. Он просто живет.

Сильные

Человек, даже очень хороший, всегда слаб, если он один. Он нуждается в опоре, в чем-то таком, что сделает его существование осмысленным. Ему нужно увидеть отблеск высшей гармонии во всем, что он делает. В том, что он изо дня в день видит вокруг.

Не выдумывай ложных препятствий, не играй с Богом в игры, и не ставь в жизни условий, и, возможно, тогда ты смысл её поймешь... Жизнь— это свет. Свет — это любовь. А любовь — это жизнь. Живи пока жив... Люби пока жив...

Простые

Судьба у меня в руках и счастье всегда со мной.

Позитивные

Классные

Конечно, тот факт, что большинство граждан умеет читать и даже писать, сам по себе не вреден. Весь вопрос в том, что люди читают и какие из этого делают выводы.

Глубокие

Осознание того, что каждый человек – это что-то особенное, независимо от того, кто он и какое положение занимает, меняет наше отношение к людям. Поняв это, мы охотно относимся к ним с заслуженным уважением. Люди могут не догадываться о том, что они особенные или не показывать это своим поведением, но мы-то знаем это и обращаемся с ними соответственно.

Лучшие в рейтинге

Всё, что есть прекрасного в этой жизни, либо аморально, либо незаконно, либо приводит к ожирению.

Наивность!
Хватит умиленья!
Она совсем не благодать.
Наивность может быть от лени,
От нежеланья понимать.

Закон жизни: идти вперёд, развиваться, чтобы в итоге вынести более тяжёлые испытания, которые заставляют расти над самим собой. Препятствий, которые нельзя преодолеть, не существует.

Каждый день мы откладываем свою жизнь на потом. Мы откладываем на потом самих себя. Раз за разом. Но беда в том, что в какой-то момент гонки за будущим ты вдруг смотришь на свои руки: неумолимо стареющие, слабые, немощные, и понимаешь, что твое «потом» никогда не наступит. Что оно ни у кого никогда не наступает. Живет, живет, маячит где-то на горизонте, щедро пичкает надеждой, а потом вдруг превращается в жесткое «поздно» и проступает жилистым приговором времени на старческих руках.

Если ты способен всегда улыбаться жизни, жизнь всегда улыбнётся тебе.

Да, все ищут любви, но при этом боятся ее найти. Страшно привязаться к кому-то, а потом его потерять. Но расставание — это часть жизни. Это планета расставаний. Странно, почему нас в детстве этому не учат? Нафига тебе таблица умножения, если тебе говорят: «Прости, теперь мы друзья»?

В деревне существуют циклы, жизнь-смерть, рассвет-закат, весна-осень, но в городе всё иначе, приходит ночь — ты спишь или пытаешься уснуть, а потом наступает день, и тебе надо вставать и идти на работу. Утро может быть радостным временем — солнышко сияет, всё выглядит замечательно. Иные из нас просто землю роют копытом, а иные — нет. А некоторым из нас приходят самые лучшие мысли ещё до того, как мы окончательно проснулись. А потом день кончается и начинается ночь. Ещё один кусок жизни исчез навсегда. Потом вы никогда не вспомните это день... Дни уносятся так быстро, что вы этого почти не замечаете. Завтра будет ещё один день. Утро — главная часть цикла, это очень удобное время. Вот когда ты делаешь всё, что не должен был сделать вчера, когда ты принимаешь трудные решения. С этими идеями, возникающими ранним утром одна проблема — при свете дня вы уже не кажетесь себе таким гением...

— Многие из этих деревьев были моими друзьями, я знал их ещё семенами и желудями.
— Я сожалею, Древень.
— Все они были живыми. Саруман!.. Кому как не волшебнику знать это?
За такое предательство не сыщется проклятье ни на эльфийском, ни на энтском, ни на людском языке.

Что за жизнь: хочешь одно, а получаешь совсем другое... Единственное утешение: все так живут. Никто вокруг не счастлив окончательно.

Я уже давно заметила, что природа живёт по принципу «Зато». Уродливый, зато умный. А если умный и красивый, зато пьёт. А если умный, красивый, и не пьёт, зато — нет счастья в жизни. И каждая судьба — как юбилейный рубль — с одной стороны одно, а с другой стороны — другое...

– В чем суть нашего жизненного опыта? – Ого, – сказала Мара, принимая эстафету разговора, – ну и вопрос. Я не знаю, естественно. – Подумайте, что видит на секунду отвернувшийся от электронной галлюцинации человек? Он видит свою загаженную клетку. Видит часы, сообщающие, что его время подходит к концу. И еще – блюдце, в котором опять ничего нет… Но электронная галлюцинация каждый день сообщает человеку, что на самом деле мир гораздо шире – в нем есть гениальные художники, символические свинки, чеченские авторитеты, востребованные Мировым Океаном киски, огромные непреодолимые пространства, непобедимая китайская натурфилософия и так далее. Проблема в том, что все это существует главным образом в виде нашей веры. Практически весь «мир» в любом его аспекте – это дошедшие до человека смутные слухи, изредка сопровождаемые подозрительным видеорядом. Все это слишком далеко, чтобы проверить лично. А сам человек изо дня в день видит только свою клетку, в которой пусто и грязно. Если он по-настоящему умен, он может догадаться, что в этой клетке никто даже не живет. Но как только он забывается, в его голове начинают греметь истории о том, что такое он и что такое мир. Увы, если разобраться, все эти истории имеют лишь одно назначение – объяснить человеку, почему он сидит в клетке и будет сидеть в ней до тех пор, пока табло не покажет «ноль».

— <...> И потом, что значит «была счастлива», «не была счастлива»? Идиотское слово... Счастлива! Счастлива! Ты весьма наивна, дочка, если полагаешь, будто мы приходим в этот мир, чтобы валять дурака и собирать цветочки... — Конечно, я так не думаю. Благодаря тебе я прошла хорошую школу и поняла: наше главное предназначение — мучиться. Ты вбила мне это в голову...

Медленно умирает тот, кто не путешествует,
кто не читает,
кто не слышит музыки,
Кто не может найти гармонию в себе.

Жизнь вообще — своеобразная форма забега. Двигаться надо. Желательно — вперед. А если уж побежал, то руководствуйся принципом «нас не догонят».

Для чего мы живём, если не стараемся облегчить жизнь друг другу?

С тех пор, как Земля вращается вокруг солнца, пока существует холод и жара, буря и солнечный свет, до тех пор будет существовать и борьба. В том числе среди людей и народов. Если бы люди остались жить в раю, они бы сгнили. Человечество стало тем, что оно есть, благодаря борьбе. Война — естественное и обыденное дело. Война идёт всегда и повсюду. У неё нет начала, нет конца. Война — это сама жизнь. Война — это отправная точка.

Лучше мужественно умереть, чем жить в позоре.

Свернулся калачиком,
Облетел одуванчиком,
Отзвенел колокольчиком,
На всю оставшуюся жизнь.
Застенчивая ярость,
Кокетливая скорбь,
Игривое отчаяние,
На всю оставшуюся жизнь.
Вежливая ярость.

Забавно, у всех нас есть мечты. Мы представляем себе своё будущее, строим планы, словно мы капитаны своей судьбы… Но мы пассажиры, мы летим и судьба подхватывает нас. Не о такой жизни мы мечтаем, но это наша жизнь.

— Я же принёс тебе мою новую книжку. Она всё-таки вышла. Впрочем, это слишком сильно сказано — книжку, так – книжечка: пять рассказов и повесть...
— Господи, какая ж она тоненькая! Господи...
— Вся наша жизнь, милая...
— Наша?
— Нет, милая, конечно, нет... Тут другие... Не мы, конечно. Другие лица... Другие судьбы...

Странно всё на самом деле как-то получается в жизни. Всё самое простое и важное для тебя ты не ценишь и теряешь, а всякая грязь и всякая фигня прилипает быстро к тебе, и ты от этого больше не можешь отвязаться.

— Все мы на этой земле желтые карлики.
— А солнце? Где же солнце?
— ... Я... Я не знаю.
— Плакала я тогда, когда книжку прочитала. Жалко было героя Вашего. Я бы его любила, всю жизнь. Никогда бы не бросила. Скорее он бы меня бросил.

Я решила открыть агентство по найму для нелюбимых и нежеланных. Для таких женщин, как Хупер, отвергнутых миром <...> Чтобы жизнь наладилась, этим женщинам была нужна поддержка, доброе слово. Они станут моей армией, готовой к действию, когда понадобится.

В шестнадцать лет ты наслаждаешься жизнью, а в шестьдесят убегаешь от смерти? Это не для меня.

Фиалки плокстерского леса я пошлю тебе за море.
Странно видеть цвет прибоя
Там, где друга кровь алела,
Где остыло его тело,
Странно видеть цвет покоя.
Фиалки плокстерского леса -
Что значат для меня эти цветы?
Жизнь, надежда, любовь, ты.
И пусть не на твоих глазах они взошли на погребальном косогорье, -
От взора дня сокрыто горе.
Родная, сожалеть повремени.
Цветы фиалки из-за моря я шлю в родные, позабытые края.
Я шлю их в память об утрате,
И знаю, ты поймешь меня.

Жизнь — как стеклышки в калейдоскопе. Где-то встречи, где-то расставания.

Это история не про взаимоотношения, она про тот период между ними, когда, возможно, мы и живем по-настоящему.

Билл, вы владеете «Туманной девой» 23 года. Скажите, почему меня не назначают телеведущим? Разве я лысый? Мои зубы гнилые? Или, подобно водопаду, моя жизньуходит у меня из-под ног и летит к чертовой матери?!

Ещё слово, и Дени приказала бы срубить ей голову... но что она тогда получит? Голову? Если даже жизнь ничего не стоит, чего же тогда стоит смерть?

В эту минуту она, сама того не подозревая, преподала мне урок, который я запомнила на всю жизнь. Никогда я не поставлю себя в такую зависимость от мужчины, что не смогу сама проложить себе дорогу в жизни, какие бы жестокие удары судьбы на меня не обрушились!

Костик оказался бородатый, с лысиной на макушке, уютный и веселый. Ему все нравилось: еда, люди, неприятности, все, что составляет жизнь. Он любил жить.

Её жизнь – это сплошной нескончаемый ремонт, где одно ломается, другое строится, а потом после всего выясняется: то, что сломано, не надо было ломать. А то, что выстроено, не надо было строить.

Для молодых жизнь двигалась медленно. В двадцать лет – человек молодой. Через десять лет (в тридцать) снова молодой. И в сорок молодой. Мало что меняется вокруг. А для стариков жизнь бежит стремительно.